Рон Уэйн – неизвестный учредитель Apple

Мы все привыкли думать, что основателями компании Apple являются два человека – Стив Джобс и Стив Возняк. Тем не менее, мало кто знает, что у истоков нашей любимой компании на самом деле стояло три человека, третьим из которых был Рон Уэйн. На этой неделе он представляет свою книгу, посвященную истории Apple, и пришло время наконец узнать, что же это за человек. Помогут нам в этом репортеры издания The Next Web, которым удалось пообщаться с Уэйном на презентации книги.

Стояло солнечное, но ветреное утро, когда мы отправились в британский город Брайтон, где должна была состояться конференция Update, главным образом сосредоточенная на вопросах дизайна и разработки. Гости конференции попивали кофе, неспешно обсуждая мероприятия, которые проходили в рамках этой конференции. А в углу зала для кофейных перерывов скромно сидел мужчина, который выглядел самым старшим из всех собравшихся. Хотя его никто не узнал, личность это поистине историческая. Зовут его Рональд Уэйн (Ronald Wayne), и он является третьим основателем компании Apple, про которого почему-то всегда забывают.

Мистер Уэйн воспользовался этой британской конференцией, чтобы рассказать о своей роли в создании компании Apple, а также презентовать свою новую книгу под названием «Приключения основателя Apple» (Adventures of an Apple Founder). Он сидел за небольшим скромным столиком, расположенным недалеко от нас.

Стараясь не обращать внимания на сновавших по Brighton Dome гостей конференции, мы решили воспользоваться этой возможностью и поговорить с мистером Уэйном. В первую очередь нам, конечно же, хотелось задать ему главный вопрос: что заставило его продать свою 10-процентную долю в Apple спустя всего 12 дней после ее основания? Ведь, как мы знаем, сохрани он эти акции до сегодняшнего дня, их совокупная стоимость составляла бы ориентировочно 35 миллиардов долларов.

Как Уэйн встретился с Джобсом и Возняком и стал учредителем Apple

В начале 1970-х Рон Уэйн работал старшим чертежником в компании Atari. Тогда он и познакомился с Джобсом – молодым человеком, которого наняли на работу в качестве инженера консультанта. В то время Стиву было немного за двадцать.

Успев тесно поработать со многими инженерами в Atari, Уэйн признает, что с Джобсом у них установилась личная связь, выходившая далеко за рамки простого сотрудничества. Они подолгу «беседовали на самые разные темы», и Уэйн заключил, что в лице Джобса он нашел приятного собеседника. В то же время он добавляет: «Ему моя компания тоже была явно по душе». И если у Джобса возникали какие-то проблемы или вопросы, Уэйн был первым, к кому он обращался.

Имея опыт работы с игровыми автоматами, Уэйн часто обсуждал с Джобсом свою заинтересованность в этом виде бизнеса. Стив тоже демонстрировал явный интерес к этим машинам и однажды даже подошел к Уэйну и предложил ему вместе заняться игровым бизнесом:

«Он знал, что я интересуюсь игровыми автоматами. В какой-то момент он подошел ко мне и сказал, что может достать 50 000 долларов, если я захочу сотрудничать с ним в этой сфере. Я ему ответил, что хотя я не имею огромного опыта работы в этой сфере, но одно могу сказать точно: это был бы самый быстрый способ потерять 50 000 долларов».

Как на работе, так и за ее пределами Джобс и Уэйн в основном общались на темы, связанные с социоэкономикой и матанализом. Еще одним объектом их внимания был компьютерный клуб Homebrew, который посещал Джобс со своим приятелем Возняком. Уэйн описывает этот клуб так: место, где «эта парочка вместе с другими энтузиастами собирала машины, которые работали как персональные компьютеры».

Свою встречу с Возом Уэйн вспоминает так:

«Когда я впервые встретил Возняка, это был не только самый обаятельный интересный человек, которого я когда-либо видел в своей жизни. Для меня он был как для ребенка песочница со всеми игрушками, с которыми он мог поиграться. И компьютер свой он создавал в первую очередь исключительно для того, чтобы получить удовольствие от самого факта, что он сделал что-то уникальное своими руками. Джобс же с самого начала рассматривал эту затею как возможность заработка».

Во времена посещения клуба Homebrew Джобс и Возняк работали над созданием персонального компьютера, но впоследствии между ними возникло то, что они назвали «философскими разногласиями». Возняк разработал фундаментальные схемы для создания компьютера, предназначенного для персонального применения (в то время все компьютеры работали исключительно на службе крупных учреждений и корпораций). Однако представления о том, как нужно использовать инновации, у них с Джобсом различались.

Возняк хотел позволить использовать эти схемы повсеместно, в то время как Джобс настаивал на создании предприятия и утверждал, что разбрасываться революционными концепциями, на которых можно было заработать состояние, просто глупо. Джобс, осведомленный о большом опыте Уэйна в улаживании подобных вопросов, попросил своего коллегу по Atari «устроить встречу, чтобы разрешить эту проблему». И Уэйн пригласил обоих спорщиков к себе домой, где они проговорили более двух часов:

«В ходе беседы для меня было совершенно очевидно, что Джобс был прав, и мне было необходимо убедить в этом Возняка. В то время Воз осознавал, что разработанная им концепция являлась центральным элементом Apple, но отказывался использовать ее в конкурентной плоскости. В конечном итоге его удалось переломить, и мы пришли к следующему соглашению: необходимо учредить компанию, в которой по 45% получают Джобс и Возняк, а оставшаяся 10-процентная доля достается мне. У меня в квартире была печатная машинка, и за несколько минут я целиком составил контракт. Это очень впечатлило Возняка, который был приятно поражен правильным и грамотным подбором слов и формулировок. Все-таки в то время я уже был сорокалетним джентльменом с большим опытом составления официальных бумаг, а они – два простых парня, только что разменявших третий десяток. Такова была моя роль в создании компании Apple Computer».

Как Уэйн ушел из Apple, оставив свою долю

Уэйн сразу же признается, что хотя он является третьим основателем Apple, очень скоро он уже перестал иметь к ней какое-либо отношение. И желание прояснить ситуацию с этим вопросом у него усилилось в последнее время, после отставки Стива Джобса с поста исполнительного директора компании. Уэйн настаивает: «Никто меня оттуда не вытеснял: мой уход из этой компании был обоснован лишь пониманием тогдашнего положения вещей».

Дело в том, что спустя всего двенадцать дней с того памятного вечера Роб Уэйн решил продать свою долю в Apple за 800 долларов. Таким образом, он решил разорвать свои отношения с Джобсом, Возняком и компанией, которая делала свои первые шаги на пути к успеху на рынке персональных компьютеров.

По словам Уэйна, его уход и продажа акций были обусловлены несколькими причинами. Во-первых, его обязанности, как правило, состояли в контроле процесса производства продукта от начала до конца. И он считал, что в компании Джобса и Воза ему вряд ли удастся реализовать себя на этом поприще. По его мнению, было невозможно представить, чтобы, находясь в тени двух таких гениев, он мог полностью контролировать производственный процесс:

«В то время я осознавал, что эти ребята настоящие гении. И если бы наше сотрудничество состоялось, я всегда должен был бы довольствоваться третьими ролями, поскольку эти двое по праву являлись создателями нового мира. Я же имел к этому весьма скромное отношение».

Во-вторых, когда Уэйн однажды возглавил корпорацию, занимавшуюся разработкой и производством игровых автоматов, он очень быстро понял, что бизнес – не его среда:

«Я скорее создан для того, чтобы быть инженером, а не предпринимателем. В конечном итоге это предприятие не выгорело, и мне пришлось возвращаться в Калифорнию с 600 долларами занятых денег. Следующие полтора года я занимался тем, что выкупал у учредителей моей корпорации их акции, поскольку компания провалилась из-за меня, а не из-за них, и поэтому они не должны были по этой причине нести убытки».

Соучредитель Apple вспомнил, насколько болезненными для него были эти полтора года, когда приходилось расхлебывать заваренную им кашу. Поэтому когда он вновь очутился внутри зарождавшейся корпорации, обреченной на успех, он отдавал себе отчет в том, что вновь садится в эти «американские горки». И взвесив все «за» и «против», Уэйн все же решил, что в свои 40 лет он уже был «слишком стар» для подобных авантюр.

«Эти ребята излучали нечеловеческую энергию. Это было то же самое, что держать тигра за хвост. И тогда я чувствовал, что если я свяжусь с ними, я, скорее всего, в конечном итоге стану самым богатым человеком на кладбище. Поэтому я принял решение умыть руки», вспоминает Уэйн.

После ухода из Apple Уэйн видел Джобса чаще, чем Возняка. Если быть точными, их первая встреча после расставания случилась лишь три года назад на конференции Macworld Expo в Сан-Франциско. Джобса же он в последний раз видел в 2000 году, однако с тех пор уже несколько раз имел возможность пообщаться с Возом.

Возняк был настолько признателен Уэйну за его вклад в создание компании Apple, что написал предисловие к его книге. Процитируем отрывок из него:

«Я помню, что в первый же вечер, когда мы со Стивом пришли к Рону в его квартиру в Саннивэлле, он уселся за машинку и напечатал полностью готовый юридический документ, содержавший все эти словечки, которые использовали юристы: «права, привилегии, гарантии и так далее». Я думаю, он уже много таких контрактов написал и, возможно, досконально изучил то, какие слова являются наиболее подходящими. Я был очень впечатлен.

Итак, Стив предложил Рону 10-процентную долю в Apple Computer Company. Он ожидал, что если Рон получит небольшую долю в компании, мы сможем обращаться к нему за улаживанием споров. Если бы у нас со Стивом были равные доли, разделенные 50 на 50, то что бы мы стали делать, если бы у нас возникали разногласия? Этот довод показался мне убедительным, и так с нами появился Рон Уэйн.

В то время он был для нас этаким взрослым и опытным наставником, именно так я его рассматривал. К тому же Рон обладал большим талантом художника. На самом деле, именно он набросал первые эскизы с изображением Исаака Ньютона, сидящего под яблочным деревом, которое мы выбрали в качестве нашего первого логотипа. Кроме того, он подготовил пользовательское руководство Apple I и разработал складскую структуру, которую мы использовали и после выхода Apple II. Рон обладал массой талантов и отличался безупречной дисциплиной».

Немногие знают, что Рон Уэйн использовал свой талант художника, чтобы нарисовать первый логотип компании Apple. Еще меньше людей знают, что именно он вдохновил дизайнеров Apple на создание обложки Smart Cover для iPad 2. Зная об опыте работы Уэйна в должности чертежника и инженера, Стив Джобс поручил ему создать компактный и практичный корпус для компьютера (тогда еще не было решено, будет это Apple I или Apple II). Когда Уэйн взялся за реализацию этого проекта, компьютеры представляли собой открытые монтажные платы, которые нужно было прикрыть привлекательным корпусом.

Вместо использования вертикальной башни Уэйн решил поместить монтажную плату в горизонтально расположенный корпус с полностью интегрированной клавиатурой. Для этого он взял две деревянные боковые панели, а также два листа алюминия: один закрывал компьютер снизу, а другой прикрывал некоторый участок корпуса сверху. Уэйну хотелось, чтобы конструкция выглядела максимально новаторски, и он создал «тамбурную дверцу», которая полностью закрывала клавиатуру. При этом когда дверца открывалась – она должна была включать компьютер, а когда закрывалась – выключать. Иными словами, она действовала в точности так же, как Smart Cover, который при закрывании и открывании переводит iPad в спящий режим или выводит из него.

Кстати, сам Уэйн на этом сходстве не настаивает и допускает вероятность совпадения. Однако организатор конференции Update Арал Балкан (Aral Balkan), с удивлением узнавший, что у Уэйна в жизни не было ни одного продукта Apple, решил исправить ситуацию и преподнести ему в качестве подарка новенький iPad 2. С тем самым Smart Cover.

О Стиве Джобсе и будущем Apple

Рональд Уэйн откровенно признает, что хотя Стив Джобс всегда был очень целеустремленной личностью, во взаимодействии с людьми он может быть безжалостен и бесцеремонен. «Если он хочет чего-то добиться, и на его пути появились вы, то я вам не завидую», говорит Уэйн. В то же время он совершенно уверен в том, что если бы не появился Джобс со своим «неоднозначным подходом к бизнесу и бьющей через край энергией», то вряд ли компания смогла бы сегодня достичь таких высот.

Разумеется, мы не смогли не задать Уэйну вопрос, который в нынешних условиях больше всего хочется задать человеку, знавшему Джобса с самых первых дней существования Apple: «Как вы думаете, все ли будет в порядке у компании после того, как ее рулевой, талисман и верховный главнокомандующий сложил с себя полномочия?». Уэйн ответил с уверенностью, которой можно позавидовать:

«Стив Джобс несколько раз приходил в Apple и уходил из нее; и каждый раз, когда он ее покидал, компания устремлялась вниз. Но на этот раз все по-другому: уходя, он оставляет команду, которую он долгие годы тщательно собирал и готовил. Это выдающиеся люди, которые прекрасно знают, что такое уникальный дух Apple, и в любых ситуациях будут поступать именно так, как поступил бы Стив.

И в конечном итоге, когда они будут реализовывать собственные концепции и вкладывать в них свою личность, их философский подход к работе корпорации будет звучать в той тональности, которую задал Стив Джобс. Поэтому можно сказать, что он создал механизм, который способен работать самостоятельно.

Я действительно верю в то, что с новым руководством компания будет такой же успешной. Хотя возможно, что новых рекордных высот она уже не достигнет».

Очень хочется верить, что слова Рона Уэйна окажутся пророческими, однако во время разговора с ним нас донимало любопытство: неужели он не жалеет о том, что в свое время вышел из компании? Ведь сейчас он бы мог обладать состоянием в 35 миллиардов долларов! Тем не менее, за весь час нашей беседы в его словах не ощущалось ни нотки сожаления о том, что когда-то от принял решение покинуть двух Стивов, после того как помог им учредить компанию.


Сегодня Рональд Уэйн занимается тем, что разрабатывает новый тип игрового автомата, в котором объединяется современный подход к использованию программного обеспечения и классическая форма выплаты выигрыша: оглушительный звон падающих в лоток монет, кружащий голову и наполняющий сердце адреналином. Он заявляет, что смотрит на свою работу с любовью, а не с желанием извлечь выгоду. В новом автомате он собирается увековечить свою ностальгию по классическому дизайну «одноруких бандитов» из Лас-Вегаса.

В заключение интервью Рон Уэйн процитировал свою книгу:

Я люблю деньги не меньше, чем все остальные. Однако вот что я вам скажу: я ушел и начал заниматься своим делом, получая от него максимум удовольствия и выбирая именно те направления, в которых я хотел двигаться. За всю свою карьеру я не разу не был богат, но и никогда не испытывал голода. Все это время я искренне наслаждался тем, что делал».

Источник: The Next Web

 
Чтобы оставить комментарий