Джонни Айв остается в Apple

Менее месяца назад мы писали о том, что вице-президент и старший дизайнер Apple Джонатан Айв (Jonathan Ive) собирается покинуть компанию, чтобы вернуться домой в Великобританию. Тем не менее, на этих выходных на его родине вышел свежий номер газеты Daily Mail, в котором эта информация опровергается. Данная статья представляет собой весьма интересный рассказ о том, как выпускник политехнического колледжа стал одним из самых влиятельных промышленных дизайнеров в мире. И мы с большим удовольствием перевели ее для вас.


Немногим жителям запада довелось понаблюдать за тем, как куются самурайские мечи. Эта практика считается священной в Японии, и вряд ли какая-либо современная наука сможет как-то усовершенствовать этот безупречный вид традиционного восточного ремесла. Японские кузнецы работают всю ночь (именно в это время суток можно лучше всего определить температуру металла на глаз), выковывая, плавя и отливая лучшие в мире лезвия.

Сталь куется и перековывается тысячи раз: это позволяет создать твердый внешний слой и более мягкую внутреннюю сердцевину лезвия. В итоге появляются мечи, которые являются ужасающе острыми, но существенно менее подверженными поломке, чем любой меч, который был выкован на западе.

Когда лезвие готово, оно полируется так, чтобы его поверхность напоминала зеркало. А эта процедура может занять еще несколько недель. Длинный и сложный процесс дает желаемый результат – абсолютно безупречное металлическое изделие. В точности так же можно описать и деятельность Джонатана Айва на посту старшего дизайнера Apple.

Айв занимается неуемным поиском важнейших решений, которые позволяют ему создавать самые тонкие вычислительные устройства в мире. Поэтому никого в Apple не удивило, когда они услышали о том, что их неудержимый гений в течении 14 часов пытался добиться аудиенции у одного из лучших в Японии производителей мечей «катана». В результате его усилия были вознаграждены – и вот бритоголовый, мускулистый и одетый в футболку с джинсами Айв целую ночь наблюдает за кропотливой работой мастера.

В этом месяце Apple, чрезвычайно успешная технологическая компания (сумевшая уже обойти и Microsoft), представила свой новый технологический продукт – iPad 2. Машина стала плодом подобных исследований и разработок, причем Айв избрал подход, заключающийся в том, чтобы каждый раз изобретать один и тот же продукт заново. В результате удалось добиться того, что второе поколение гаджета стало втрое тоньше и на 90 грамм легче своего предшественника.

Айв знаменит своим маниакальным вниманием к деталям. Когда в конце девяностых глава Apple Стив Джобс попросил Айва создать цветистый и дешевый компьютер с электроннолучевой трубкой (впоследствии ставший известным как iMac), тот провел несколько часов в кондитерской фабрике, чтобы получить вдохновение. Ему было нужно знать, какая расцветка поможет покупателю определить, что перед ним не только компьютер для работы, а еще и машина для развлечений.

И вот с тех пор прошло уже почти 14 лет, и за это время Айв стал настоящей звездой промышленного дизайна. Тем не менее, он не так уж известен в широких кругах, во многом в связи с той пеленой таинственности, которая окружает Apple. При этом даже далеко не все сотрудники Apple имеют к нему доступ: его лаборатория закрыта для остальных помещений «кампуса» Apple в Сан-Франциско. Однако одно можно сказать точно: этот 44-летний уроженец Эссекса, выросший в Стаффордшире и закончивший Политехнический колледж Ньюкасла, оказал на мировую электронную индустрию неоценимое влияние.

Он зарабатывает десятки миллионов фунтов в компании, капитализация которой достигла фантастических высот, перевалив за 200 миллиардов фунтов. Последнее десятилетие явно было для него самым успешным. Разработки Айва для этой калифорнийской компании радикально преобразовали все: от музыки и телевидения до мобильных телефонов и портативных компьютеров.

Разработав в 1998 году первый iMac, его более тонких и компактных последователей, а затем iPod, iPhone and iPad, Айв превратил Apple из еще одной популярной компании во вторую по величине компанию на планете, по показателям оборота оставившую позади таких монстров как Google и Microsoft.

Трудно сказать, что является большей интригой: недавние слухи о том, что Айв собирается уйти из Apple и переехать в свой прекрасный особняк в Сомерсете, чтобы его дети смогли получить образование в Великобритании; предположение о том, что он решил выйти из тени на фоне снижения влияние тяжело больного Стива Джобса (что вызывает немало сомнений); или то, что он вообще с самого начала решил переехать в США, отказавшись жить в Великобритании, которая подарила миру немало великих дизайнеров.

«Я часто слышу шутку о том, что на моем надгробии будет написано: «Человек, который принял на работу Джонатана Айва», – говорит Роберт Бруннер (Robert Brunner), бывший глава отдела промышленного дизайна Apple. – Он всегда был очень дотошным дизайнером во всех аспектах, особенно касающихся формы, деталей, материалов и доведения задумки до безупречного воплощения».

Сегодня этот мужчина каждое утро оставляет свою жену Хитер и двоих сыновей в своем доме на холме в Сан-Франциско, садится в свой Bentley Brooklands и направляется в кампус Apple, который, кстати, находится в нескольких минутах езды. К слову сказать, Айв также отличается очень спокойным нравом.

«Он выглядит как большой скинхед, но если поговорить с ним, то вы поймете, что это самый мягкий и вежливый человек, которого вы когда-либо встречали», делится своими наблюдениями редактор сайта Cult Of  Mac Линдер Кэни (Leander Kahney).

Оказавшись в своей лаборатории, Айв и дюжина тщательно отобранных им инженеров принимаются за работу под музыку одного из друзей Айва – хаус-диджея Джона Динвида (Jon Digweed). На этот раз объект их исследований – новейшая технология быстрого макетирования, которая позволяет создавать 3D-модели основных продуктов компании.

Джонатан Айв знаменит своим «алхимическим» подходом к инженерной деятельности, а также четким ощущением пределов того, что можно сделать с металлом. Как сказал эксперт по дизайну Стивен Бейли (Stephen Bayley): «Сначала он долго думает о том, каким должен быть продукт, а потом не остановится, пока не воплотит свой замысел в жизнь».

Лаборатория Айва – это одно из самых потайных и заветных мест в Apple. Именно здесь рождаются сенсорные экраны и металлические корпусы устройств этой компании. Рабочие столы здесь выполнены из алюминия, и их вид вызывает в памяти облик таких культовых устройств как MacBook Air.

Работая как один большой организм, дизайнеры кропотливо трудятся над каждым продуктом, отсекая ненужное и по нескольку раз перерабатывая такие крошечные детали как светодиодные индикаторы на боковых частях корпусов ноутбуков и телефонов. Коллеги Айва вспоминают, как он однажды провел несколько месяцев, работая над задней стойкой корпуса компьютера iMac. Он говорил, что стремился получить то органическое совершенство, которое он наблюдает у стебля подсолнечника.

В итоге родилось сочетание литых и полированных листов металла, соединенных дорогой лазерной сваркой, чтобы создать элегантный и устойчивый стебель, который остался почти незаметным в окончательной версии продукта. При этом Айв ненавидит чертежи и схемы и, как вспоминает Бейли, очень часто употребляет слово «произвольно».

Большинство его безумных идей так никогда и не покинуло стен лаборатории. Один из топ-менеджеров Apple так вспоминает свой первый визит в лабораторию: «Помещение было наполнено их разработками, и многие из них были чистым сумасшествием. Это всегда носило экспериментальный характер, и часто мир просто еще оказывался не готов к их разработкам. Кроме того, даже внутри компании, между ее сотрудниками, царила обстановка повышенной секретности».

Джонатан Айв выступает публично крайне редко, но его слова обычно связаны только с темой дизайна.

«Я испытываю огромную гордость и удовлетворение, когда вижу у кого-нибудь белые наушники Apple, – говорит он. – Но меня всегда преследует мысль о том, достаточно ли они хороши. Может быть, мы могли бы сделать их еще лучше?»

При этом мало, кто считает, что его деятельность подвергается сильному контролю со стороны Джобса.

«Это поразительный союз: руководитель компании, который ценит дизайн, и руководитель отдела дизайна, который ценит компанию», говорит Томас Майерхоффер (Thomas Meyerhoffer), который три года проработал в дизайнерской команде Айва.

Британский дизайнер Сэр Джеймс Дайсон (James Dyson) также является большим поклонником подхода Айва к работе, при котором «на первое место ставится пользователь». В то же время он сожалеет о том, что Айв покинул Британию, чтобы реализовывать свой талант в США.

«Британия имеет богатые традиции в дизайне и инжиниринге, – отметил он. – Но после того как мы воспитываем наши талантливые умы, мы должны пытаться сохранить их в нашей стране. Вместо этого они уезжают в другие регионы и работают на повышение уровня их благосостояния».

Особенно расстроил отъезд Айва в США Клайва Гриньера (Clive Grinyer), который был первым его работодателем, трудоустроившим его после завершения Политехнического колледжа Ньюкасла. Айв был принят на работу после того, как продемонстрировал Гриньеру декоративные элементы для ванной комнаты.

«Мы потеряли большой талант, – вспоминает Гриньер. – В тот момент мы почти создали собственную консалтинговую компанию под названием Tangerine, куда хотели пригласить на работу Джонни. Возможно, он бы не уехал, если бы можно было изменить лишь один день. Компания Tangerine подписала контракт на оказание консалтинговых услуг производителю декоративных элементов для ванных комнат, в соответствии с которым, мы должны были помочь этой компании спроектировать унитаз. Я был там, когда Джони провел свою превосходную презентацию перед типом, который носил красный нос, поскольку это был День смеха. Этот клоун в конечном итоге отправил проект Джони в мусорную корзину, и это было нелепо. В тот момент Британия и потеряла Джонни».

Tangerine также привлекалась для того, чтобы выполнять некоторые работы для Apple. В результате, протоптав дорожку в Калифорнию, Айв решил пустить там корни.

«Однажды они попросили Джонатана побыть немного в Калифорнии и насладиться теплым солнышком, хотя на дворе была зима, – продолжил свои воспоминания Гриньер. – Когда он вернулся, на его лице сияла улыбка, и я понял, что они предложили ему работу. И добился он этого не в силу своих личных качеств: они просто поняли, что он смотрит в одном и том же направлении с Apple. Они работают как проклятые, равно как и он. Причем речь идет не о часах: они могут работать над одним и тем же проектом неделями или месяцами».

Бывшие однокурсники в своих воспоминаниях говорят, что Джонни был полным, темноволосым и застенчивым подростком, которому в то же время удавалось добиваться успеха на всех поприщах: будь то регби или музыка.

«Джонни был большим поклонником Роджера Уотерса, – вспоминает однокурсник Крис Кимберли (Chris Kimberley). – Также он играл на ударных в группе под названием Whiteraven. Другие члены группы были намного старше его».

Алан Сондерс (Alan Saunders) был капитаном команды по регби, в которой играл Айв: «Он был чрезвычайно талантлив. Хотя он был очень скромным, он умудрялся делать так, чтобы его игра была максимально результативной. Он всегда действовал с полной отдачей, и я никогда не видел, чтобы он уклонялся от каких-либо трудностей, если они возникали».

Карьера Айва в Apple заладилась далеко не сразу. По крайней мере в ту пору, когда Стив Джобс временно был отстранен от дел.

Линдер Кэни говорит: «Apple помогла ему выбраться в Калифорнию и научила его нескольким очень полезным вещам. Долгое время он не мог найти свое место в компании, что закончилось тем, что он начал работать в полном одиночестве в своем офисе, располагавшемся в подвале. Он создавал нелепые вещи и заполнял пространство сотнями бесперспективных прототипов. Ни один из них не дошел до производственной стадии, и никто не обращал на него внимания. Это его очень угнетало».

«В течение первых трех лет Джони влачил довольно жалкое существование, проектируя карманные компьютеры Newton и лотки для принтеров, – вспоминает Клайв Гриньер. – Это были очень тяжелые годы для него».

После нескольких провалов Айв уже начал подумывать о возвращении в Англию, когда неожиданно случилась большая удача. В 1997 году после 12 лет отсутствия в Apple вернулся ее основатель Стив Джобс. Он провел в компании масштабную чистку, избавившись от многих продуктов и сотрудников. В конце концов Джобс решает прогуляться по отделу дизайна, который в то время находился через дорогу от главного кампуса Apple.

«Джобс вошел, взглянул на все фантастические прототипы Айва и спросил: «Боже мой, что это тут такое?», говорит Кэни.

Джобс немедленно отговорил Айва от возвращения домой, перевел дизайнеров в здание на территории кампуса и распорядился инвестировать крупную сумму в разработку новейшего оборудования для изготовления прототипов. Также он усилил безопасность в Apple, заперев дизайн-студию в целях предотвращения утечек и установил отдельную кухню для дизайнеров, чтобы они не обсуждали свою работу в общественных местах.

Айв непосредственно отвечал за разработку iMac – округлого, полупрозрачного настольного компьютера, который был совершенно не похож на все остальные компьютеры, доступные на рынке. Хотя продукт имел огромный успех среди покупателей, iMac не совсем удовлетворял стандартам Джобса. Его прозрачная мышь была неуклюжей, а выбор в пользу недавно появившейся технологии USB вызывал некоторые проблемы.

 

«На первых порах Джонатан заработал много синяков и шишек, – делится своими воспоминаниями Вэлери Соболевски (Valarie Sobolewski), программный инженер, проработавший в Apple более десятилетия. – Если ты хочешь оказаться во вселенной Стива, ты должен быть готов к оплеухам».

Однако когда в 2001 году появился первый музыкальный плеер iPod, Айв и Джобс спелись и превратились в настоящий дуэт. В итоге зародилась та самая минималистичная дизайнерская философия Apple, которую мы знаем сегодня.

«iPod показал покупателям, что мы думаем о продуктах совершенно по-другому. Сам плеер имел минимальный набор функций: воспроизведение, вверх и вниз. Однако впервые у вас появилась возможность по-настоящему насладиться процессом загрузки музыки с компьютера и обратно», говорит Томас Майерхоффер.

Айв продолжил совершенствовать iPod, выдавая более компактные, тонкие и разноцветные версии, а в итоге добавив к их функционалу видео и игры. С появлением в 2007 году iPhone они смогли легко и быстро создать новый рынок бесчисленных приложений для смартфона.

«Айв усвоил, что главное в продукте – это его полезность, а не его технологические особенности и функции, – говорит Майк Мартуччи (Mike Martucci), бывший директор отдела маркетинга Apple. – Дизайн является движущей силой технологии, а не наоборот».

Айк взваливал максимум работы на себя, отказываясь принимать на работу новых дизайнеров и продолжая свои эксперименты. Однажды он сказал: «Одна из визитных карточек нашей команды – это то, что мы постоянно ищем, где мы можем ошибиться. Это пытливость наших умов, стремление к исследованию. Мы воодушевляемся своими ошибками, потому что в этих случаях нам удается открыть для себя что-то новое».

Сегодня, когда Джобс вновь находится в вынужденном отпуске по состоянию здоровья, ходят слухи о том, что Айв может заменить его на посту исполнительного директора компании. Однако люди, знакомые с отраслью, утверждают, что более вероятным представляется назначение на эту должность человека, который в настоящий момент временно исполняет обязанности главы компании. Это бизнес-гений Тим Кук, который довел до совершенства работу цепи поставок Apple.

Однако один из слухов уже опровергнут: судя по всему, информация о скором возвращении Джонни Айва в Англию не подтвердилась. Один из его бывших коллег заявил: «Я не думаю, что он хотел бы возвращаться. В последний раз, когда мы с ним разговаривали, он заявлял, что планирует продать свой дом в Британии».

Но личные желания Айва вряд ли будут для кого-то важны. В конце концов, много ли готовы отдать Samsung, Microsoft или Sony, чтобы переманить к себе создателя iPad? Пожалуй, очень много. Но вряд ли достаточно для того, чтобы его смогли отпустить.

Источник: Daily Mail

 
Авторизуйтесь Чтобы оставить комментарий