MacBook Pro 15” 2017 года: Скорее Pro, чем нет

2

Несмотря ни на что, 15-дюймовая модель MacBook Pro 2017 года заслуживала титул Pro. Все было против: и сомнительные новшества, к которым нужно было привыкать но польза которых была далеко не очевидна, и маниакальное утончение корпусов, и экономическая ситуация на важнейших рынках.

На презентации про “новый” и “выдающийся” MacBook Pro наговорили много лишнего. Он не был значительно производительнее, чем его предшественник. Он был шустрее, но чтобы это обнаружить, требовался “вооруженный глаз”. На автономных источниках питания (на аккумуляторах) обещанные 10 часов он не выдерживал. При умеренной нагрузке часов 8, максимум 9. При использовании интегрированной графики. Дискретная графика убивала его намного быстрее. Будто бы даже за полтора-два часа. Серьезная нагрузка осушала батарею часов за 6.

Продолжение, предыдущую часть читайте здесь.

Он грелся, заставляя вспоминать про первые MacBook Air. За десять лет процессоры стали умнее и осторожнее, и на перегрев они реагируют единственно безопасным способом. Они “сбрасывают обороты”. В живодерских тестах, нагружавших мобильный(!) процессор MBP сериями тяжелых задач, он не выдерживал и брал паузу, уменьшая тактовую частоту. Это плохо? В реальной жизни такие задачи встречаются. В реальности у чипа обычно есть время перевести дыхание и, восстановив силы, вернуться к обычной частоте.

Каким бы Pro не был современный ноутбук, для тяжелой “грузовой” работы намного лучше подходят стационарные системы. Особенно в наше время, когда современный ноутбук это нечто эфемерное и воздушное в предельно утонченном (во всех смыслах) корпусе. Раньше самые мощные представители этой породы работы не боялись и не уступали настольным компьютерам – но потом кто-то (кто?) придумал “ноутбук будущего”.

Максимум 16 Гигабайт оперативной памяти

Размер оперативной памяти в MacBook Pro был ограничен непреодолимым пределом в 16 Гигабайт, о чем в 2016 году сообщил Фил Шиллер. Оперативная память большего размера, по его словам, потребляла бы неприемлемо много энергии. Краткость не сестра таланта, это сестра шизофрении. Его не поняли, и даже высмеивали. На самом деле все примерно так и было, если бы Фил назвал истинных виновников этого безобразия, Apple никто не заподозрил бы в утрате элементарных навыков. Но назвать их он не мог.

Если вы забыли, напомню: процессоры Intel шестого и седьмого поколения поддерживали два типа оперативной памяти – DDR4 и LPDDR3. Связавшись с Intel можно было заставить эти процессоры работать с DDR3 и DDR3L. “Свяжитесь – и мы поможем”. Память DDR4 потребляла в разы больше энергии чем LPDDR3 (LP – это “Low Power”, или уменьшенное потребление энергии), а контроллер для неё потребовал бы радикальной переработки внутреннего пространства MacBook Pro, из-за чего пришлось бы уменьшить физический размер батареи, что привело бы к снижению её емкости.

Из двух бед в Apple выбрали наименьшую: LPDDR3 ограничивала размер оперативной памяти 16 Гигабайтами, это было плохо, но альтернатива (прожорливая память и меньший заряд батареи) была абсолютно неприемлема. LPDDR4 ни Skylake, ни Kaby Lake почему-то не поддерживали. Другой тип памяти с уменьшенным энергопотреблением, DDR4L, еще только разрабатывался. Видимо, у Intel были серьезные причины для этого. В Cannon Lake, 10 нм поколении Intel-процессоров, которое уже должно были выйти в свет, но чей выход несколько раз откладывались, поддержку LPDDR4 обещали.

Если бы толщину корпуса MacBook Pro увеличили миллиметров на пять, установили бы существенно более емкий (и тяжелый, увы) аккумулятор, и использовали DDR4, было бы лучше. 16 Гигабайт оперативной памяти для ноутбука класса Pro в 2017 – это минимум, при котором такой ноутбук мог выполнять своё предназначение.

Виновников было два: Intel и Apple.

CPU и GPU

В 15-дюймовых MacBook Pro 2017 года использовались три модификации 4-ядерных Kaby Lake:

— Intel Core i7 2,8 ГГц (i7-7700HQ) с кэшем третьего уровня 6 Мегабайт и с максимальной тактовой частотой в режиме Turbo Boost 2.0 3,8 ГГц;
— Intel Core i7 2,9 ГГц (i7-7820HQ) с кэшем третьего уровня 8 Мегабайт и с максимальной тактовой частотой в режиме Turbo Boost 2.0 3,9 ГГц;
— Intel Core i7 3,1 ГГц (i7-7920HQ) с кэшем третьего уровня 8 Мегабайт и с максимальной тактовой частотой в режиме Turbo Boost 2.0 4,1 ГГц.

Intel обещала 20-процентное увеличение производительности, но в реальности с этим было поскромней. Встроенная графика в этих процессорах – Intel HD Graphics 630. MacBook Pro использовали IHG 630 для задач с умеренными графическими потребностями. IHG 630 резервировал для своих нужд “до 1,5 Гигабайт общей оперативной памяти”, на самом деле это был его минимум. Отсутствием аппетита он не страдал, но и дело свое делал неплохо.

Для задач с высокими потребностями использовались мощные дискретные GPU от AMD. Переключение между дискретным и встроенным процессорами было автоматическое, и правила этих переключений были, мягко говоря, не самыми оптимальными. Вмешаться в этот процесс было невозможно, но зато переключение можно было отменить совсем. Это называлось “Отменить экономный режим”. В неэкономном режиме дискретный процессор работал все время, и съедал заряд батареи, как утверждают очевидцы, часа за полтора или два.

Apple holds a showcase for MacBook Pro attended by creatives, artists, developers, and scientists.

Я ни разу не видел чтобы этот режим использовали работая от батареи. Даже если он был включен, при переключении на автономное питание (при отключение электросети или если отключиться от зарядного устройства) операционная система его выключала. На это она была настроена по умолчанию.

В 15-дюймовых MacBook Pro 2017 года использовались две модификации дискретных GPU:

— AMD Radeon Pro 555, с 2 Гигабайтами GDDR5;
— AMD Radeon Pro 560, с 4 Гигабайтами GDDR5.

Конфигурации и спецификации

Начальных конфигураций 15-дюймового MacBook Pro в онлайн-магазине Apple было две, с Intel Core i7 2,8 ГГц (i7-7700HQ) + AMD Radeon Pro 555, за 2 399 долларов и с Intel Core i7 2,9 ГГц (i7-7820HQ) + AMD Radeon Pro 560, за 2 799. У каждой из них в конфигураторе была опция замены процессора на Intel Core i7 3,1 ГГц (i7-7920HQ), за доплату в 200 долларов.
Процессор впаивался в материнскую плату.

Оперативная память в обеих конфигурациях – 16 Гигабайт PC3-17000 (2 133 МГц) LPDDR3 SDRAM. В некоторых источниках утверждают что это не LPDDR3 а LPDDR3E, “продвинутый вариант” LPDDR3 с бóльшими тактовыми частотами. Изменить размер оперативной памяти было абсолютно невозможно даже в конфигураторе. Оперативная память впаивалась в материнскую плату.

В состав конфигурации за 2 399 долларов входил SSD накопитель объёмом в 256 Гигабайт, что для 2017 года в профессиональном ноутбуке было смешно и неприемлемо, к счастью в конфигураторе это легко исправлялось, за дополнительную плату. Можно было выбрать SSD объёмом в 512 ГБ, 1 или 2 ТБ – за 200, 600 и 1 400 долларов. После чего флэш-память впаивалась в материнскую плату и изменить её становилось невозможно.

В составе конфигурации за 2 799 входил почти приличный по объему SSD в 512 ГБ, вместо него в конфигураторе можно было выбрать SSD объёмом в 1 или 2 ТБ, за 400 или 1 200 долларов. Все это впаивалось.

Разъёмов было пять. Аудиовыход (аналоговый) для подключения наушников, и 4 USB-C (Thunderbolt 3), по две на левом и правом бортах. В 2016 году это шокировало и было сенсацией, в 2017 к этому уже привыкли – хотя все еще ворчали по этому поводу. В остальном 15-дюймовый MacBook Pro 2017 года был один-в-один похож на его предка из 2016 года.

Продолжение следует, а пока обсудить историю Apple вы можете в нашем Telegram-чате.

 
Авторизуйтесь Чтобы оставить комментарий