Интервью с компанией ABBYY

3

DSC_2338

Компания ABBYY любезно согласилась провести для нас не только экскурсию, но и интервью с Григорием Липичем, генеральным директором ABBYY Россия.

Gregory_Lipich_!0182

Интервью планировалось выложить немного раньше, но, по причине традиционных предновогодних забот у всех, получилось только сегодня. Но это не мешает ему быть все таким же интересным и информативным. В общем, вот что получилось.

AppleInsider.ru: Григорий, добрый день. Спасибо, что нашли для нас время. Предлагаю начать с общей информации о компании, офисах и чем вы тут занимаетесь 🙂

Григорий Липич: Прежде всего, расскажу немного о структуре компании. Головной офис ABBYY находится в Москве, занимается исследованиями и разработками, именно здесь работают все наши девелоперы. В Москве также работают 2 региональных офиса: ABBYY Россия отвечает за продажи и маркетинг в России и СНГ (кроме Украины и Молдовы), ABBYY 3A (Азия, Южная Америка и Африка) занимается развитием партнёрской сети, продажами продуктов и ведением проектов в Азии, Южной Америке, Африке, на Ближнем Востоке и в странах Балтии. Другие офисы ABBYY находятся в Австралии, Великобритании, Германии, Канаде, на Кипре, в США, Тайване, Украине и Японии. Разработками региональные офисы не занимаются, но мы активно проводим исследования рынка, изучаем потребности наших пользователей и доносим эту информацию до нашего головного офиса. Все решения компании разрабатываются с учетом требований наших пользователей в различных регионах мира.

AI.ru: Со структурой компании всё стало более-менее понятно. Давайте теперь поговорим о людях, думаю, что это будет интересно нашим читателям. Расскажите о рабочем графике человека из ABBYY, и есть ли «минимум» продолжительности рабочего дня для программистов?

Григорий: Действительно этот вопрос интересует многих! В ABBYY 8-ми часовой рабочий день и стандартная рабочая неделя с гибким графиком. У нас есть система учета рабочего времени, которая контролирует загруженность человека. Мы все люди, и с нами могут случаться непредвиденные ситуации. Поэтому, например, если сотрудник никак не может приехать в офис, то ему могут разрешить работать удаленно по VPN из дома. Ну и есть совсем нестандартные решения: человек может прийти на работу после обеда, а уйти, например, ночью:) Для таких вариантов у нас есть договоренность с арендодателем о том, что офис работает 24 часа 7 дней в неделю.
Сотрудники — это самая главная наша ценность. Поэтому мы стараемся создать для них комфортные условия работы. У нас прекрасный офис, с которым ваши читатели уже познакомились, и множество дополнительных приятных вещей. Например, изучение иностранных языков, совместные походы в музеи, велопробеги, байдарки, керлинг, боулинг, брейн-ринги, спортивные соревнования и много чего ещё.

AI.ru: Думаю, что после такого рассказа многие наши читатели задумаются над тем, чтобы устроиться работать в ABBYY. Продолжая разговор о сотрудниках, ответьте на такой вопрос: нанимает ли ABBYY фрилансеров для решения некоторых задач, если да, то какие задачи им поручают?

Григорий: По некоторым задачам и определенным направлениям мы работаем с аутсорсерами, но эта практика очень избирательна. Все базовые технологии мы разрабатываем только у себя. Это связано с тем, что «кривая сложности» наших технологий достаточно крута и довольно сложно найти готовых людей, которые будут сразу обладать нужными нам знаниями и навыками. Потому мы сами вкладываемся в развитие нужных компетенций. Для интеграции в коллектив новый сотрудник проходит обучение, после этого начинает работать в конкретных проектах. Это трудоемкий и сложный процесс. Учитывая это мы инвестируем в будущих наших разработчиков даже на самых ранних этапах их развития. Например, на базе МФТИ в 2006 году при нашем содействии создана кафедра распознавания изображений и обработки текста, где со студентами кроме занятий по общей программе Computer Science наши специалисты проводят спецкурсы, позволяющие быстрее влиться в круг вопросов и задач, , если студент пройдет тесты и экзамены и решит далее работать в ABBYY. Поэтому аутсорсеров мы, чаще всего, используем для решения задач связанных с созданием интерфейсов, либо для чего-то, где не требуется базовая экспертиза в наших технологиях.

AI.ru: Часть вопросов нам присылали наши читатели. Вот такой, например: на каких компьютерах в основном работают люди в компании, какие используют дома?

Григорий: Я так понимаю, что это вопрос с подвохом. Каких-то правил и стандартов по этому поводу у нас нет. В офисе в основном используются PC, есть некоторое количество Mac. В основном они используются теми людьми, которые пишут и тестируют продукты под OS X. Но в общем в последние несколько лет количество Mас-оводов в офисе выросло, так как вопросов с органичной интеграцией Мас-ов в нашу IT-инфраструктуру становится меньше.

AI.ru: А со своим компьютером сотрудник может прийти и работать на нем?

Григорий: У нас есть специальные процедуры, которые оговаривают использование своей техники в офисе. Случается, что иногда надо протестировать тот же Lingvo под Mac на разных MacBook, и необязательно, что все они есть в ОТК (отдел технического контроля). Поэтому кто-то может принести свой компьютер для этих целей. Но основные работы по созданию кода выполняются на рабочих компьютерах. Иногда сотрудники используют личную технику в командировках, когда по какой-либо причине им удобно взять свой домашний ноутбук, удаленно подключиться и поработать, если на это есть вдохновение.

AI.ru: Да, когда появляется вдохновение, то и на салфетке приходится записывать. А возможность удаленного подключения во время поездки — это очень полезно. Следующий вопрос: есть ли отдельные должности, которые занимаются только тестированием продукта, и сколько людей занято этим?

Григорий: У нас есть ОТК (отдел технического контроля), который занимается тестированием. Всего в нем работает более 30 человек. Часть специалистов приписаны к конкретному продукту, часть – выполняет задачи по разным проектам в зависимости от приоритетов. Поскольку у нас массовые продукты, то тестированию мы уделяем пристальное внимание, так как это непосредственно влияет на уровень затрат связанный с поддержкой пользователей. Перед выпуском соответствующего продукта на рынок директор продуктового департамента принимает решение о готовности продукта, ориентируясь при этом, в том числе и на фидбек от ОТК.

AI.ru: Какие особенности ведения бизнеса в России по сравнению с другими странами? В Сколково вас не звали?

Григорий: Первое — это экономическая ситуация. Чем лучше в стране экономическая ситуация, тем ниже уровень неавторизированного использования софта. Хотя мы не ставим себе цель преследовать частных пользователей, которые скачали взломанные версии. Но при этом применяем меры защиты для нашего ПО. Но за юридическими лицами следим. Второе — предпочтение и доверие пользователей к цифровому способу загрузки ПО. Даже если люди покупают продукт у нас в онлайн-магазине, то они чаще покупают что-то осязаемое.

AI.ru: Ну да, потрогать коробку и все в этом духе.

Григорий: Да-да. Даже в онлайн-магазине заказывают коробку, что бы им ее доставили. Или, например, если покупают в подарок тот же словарь, то считают, что просто подарить лицензию — это не так круто, как подарить коробку. Поэтому мы специально выпускали подарочные версии софта. Но, например, в Германии, до 90% заказов в онлайн-магазинах — это электронные версии. У нас же — 30%, и это в лучшие периоды времени. Ситуация меняется, в том числе и благодаря различным App Store. Они очень сильно изменяют поведение пользователей и создают новый пласт потребителей. Люди, которые раньше не имели понятия, что значит покупать софт для телефона или плеера, сейчас это делают на ура, как только он появляется в продаже. Эти тренды характерны для потребительского рынка. Если говорить о направлении B2B, то IT в головах подавляющего большинства владельцев бизнеса не играет значимую роль. Когда случился кризис, все начали останавливать расходы на IT, даже если это помогало работать более эффективно. На Западе ситуация была другой: в области обработки большого объема документов люди наоборот повышали инвестиции, чтобы сократить расходы на дорогих сотрудников и ускорить некоторые процессы. В итоге получается интересная картина: в кризисные моменты мы падаем быстрее Запада, а в моменты роста — растем существенно быстрее. Если западный IT-рынок растет на 15-20%, то все жутко рады, в это время у нас все увеличивается на 50-100%, и западные люди удивляются этим цифрам. Правда, потом все быстро может и падать. Например, в кризисные времена у нас продажи в рознице сократились на 50%. Люди просто перестали тратить деньги в магазинах. А корпоративные продажи повысились, так как наши продукты позволяют компаниям экономить.
В Сколково мы одни из первых резидентов. В рамках инновационного центра мы работаем над новой технологией, получившей название ABBYY Compreno. Это технология семантического анализа текстов, способная понять смысл текста, какие объекты/субъекты в нем содержатся, какая между ними взаимосвязь. На базе этой технологии можно строить целый пласт новых приложений, которые будут обладать существенно более высоким интеллектом, чем существующие. Стоит отметить, в Сколково приходят не ради денег, а ради того, что бы сделать что-то хорошее, и мы это видим.

AI.ru: Очень хотелось бы увидеть в ABBYY Lingvo функцию угадывания слов при неправильном наборе. Будет ли она реализована?

Григорий: К нам поступило множество пожеланий о такой возможности и, весьма вероятно, что скоро это будет реализовано как в PC-, так и в Mac-версии ABBYY Lingvo. После выхода ABBYY Lingvo для Маc мы получили большое количество отзывов от пользователей и сейчас планируем шаги по выпуску новой версии. Отмечу, что Mac, даже на постсоветском пространстве, — достаточно значимая платформа. И словари в этом секторе мира очень востребованы, так как люди не очень хорошо знают иностранные языки. При этом среди всех словарей самый популярный — английский, он востребован 80% пользователей.

AI.ru: Как родилось такое название компании? Или оно с чем-то связано?

Григорий: Раньше мы назывались BIT Software. Позже, примерно в 1998 году, мы начали активно выходить на международные рынки. И оказалось, что компаний с таким названием было очень много. Самый смешной случай был, когда обнаружилась компания BIT Software в городе Moscow в Америке. Она занималась производством софта для модемов. Соответственно, мы начали искать для себя новое название, и Давид Ян, Председатель совета директоров компании, предложил это имя. Оно созвучно со словом на сино-тибетском языке, которое означает «ясный глаз». Собственно качественное машинное зрение, это одна из наших компетенций и ассоциация с ясным глазом очень уместна 🙂

AI.ru: Как пришла идея заняться распознаванием текста?

Григорий: Когда создавалась компания, у Давида была идея: было бы не плохо, чтобы компьютер мог взять документ на одном языке и превратить его в документ на другом языке. Наверно, весь цикл жизни компании связан с реализацией этого великого плана. Начали со словарей, распознавание стало следующим этапом. Как только мы довели технологию распознавания до такого уровня, что она стала привлекать не только сценарии вроде обычного офисного сотрудника, но и массовую обработку каких-то документов, то мы начали заключать договоры по лицензированию ее другим компаниям.
В дополнение к лингвистике и распознаванию, мы работаем уже более 10 лет над упомянутой выше технологией Compreno, чтобы технология семантического анализа текста позволила выполнять операцию проекции анализируемого текста на дерево общих жизненных понятий. И когда мы понимаем, какие именно объекты и субъекты находятся в этом тексте, то мы можем из этой информации построить проекцию на другой язык. Это позволит создать не только систему перевода текстов нового уровня, но и систему интеллектуального поиска, которая будет анализировать вещи, которые обычные системы сейчас не понимают. Например: «Вася шел по улице. Он увидел птицу. Она летела высоко. Система будет понимать, что «он» — это тот Вася, который шел по улице, а «она» – та самая птица, которую он увидел. Набор технологий и продуктов, которые будут помогать человеку осуществить автоматический цикл трансформации документа на одном языке в документ на другом языке, — это и есть ключевой двигатель в развитии компании и технологий. Текущие доступные на рынке системы машинного перевода и анализа текстов достигли потолка в своем качественном развитии и дальше нужно делать какие-то технологические прорывы. И мы надеемся, что нам удастся это сделать.

AI.ru: Какой приоритет отдается Mac-платформе? Ведь большинство ваших разработок для Windows.

Григорий: Как я уже говорил, несколько лет назад мы увидели, что количество пользователей этой платформы стало таким, что нам экономически выгодно выпускать массовые продукты на Apple OS X. То есть спрос мы видим, но разработку по умолчанию мы делаем под Windows, т. к. этот рынок все-таки больше. Самые популярные решения (ABBYY FineReader и ABBYY Lingvo) будем переносить и на Маc. Если речь идет о более сложных продуктах, то мы их вряд ли будем переносить. Например, по решениям для корпоративного рынка таких планов нет. Маc в основном используется частными пользователями. Многие издательские дома просили выпустить ABBYY FineReader для Маc потому, что они использовали Windows только для распознавания текстов. Сейчас эта задача решена. Также у нас есть проекты, когда производители сканеров или МФУ, например Epson, поставляют наш софт вместе со своими устройствами. В таком случае вендор обычно просит нас выпускать версии продуктов и под Windows и под Mac OS.

AI.ru: Испытываете ли вы напряжение от переводчика Google, не мешает ли он ABBYY Lingvo?

Григорий: Если говорить о различных онлайн-переводчиках, то они, конечно, влияют на рынок электронных словарей. Нашим словарем больше пользуются люди, которые хоть что-то понимают в языке и им надо посмотреть примеры перевода. Если человек совсем не знает языка и пытается прочитать текст на нем, то словарь ему, скорее всего, поможет мало и тогда онлайн-переводчик поможет больше. Однако для знающих язык хоть чуть-чуть богатство словаря и примеры словарных статей позволяют лучше понять суть читаемого текста. Если же нужно качественно перевести с иностранного на русский или наоборот, то тут хороший словарь незаменим. Я считаю, что любая популяризация сценариев перевода — это хорошо. И многие пользователи пока отдают предпочтение установленным на их компьютер программам, а не онлайн-сервисам. Однако в будущем стоит ждать изменений и мы к ним готовимся, в том числе развиваем свой онлайн портал LingvoPro, причем это не просто онлайн словарь, а также база примеров переводов и употреблений искомых фраз, что достаточно востребовано и не предлагается на других онлайн-сервисах.

AI.ru: А бумажные словари от ABBYY Press спросом пользуются?

Григорий: Примечательно, что когда издательство выпустило первый тираж, то его продали в 2 раза быстрее, чем ожидали, и заказывали дополнительный тираж. При этом тенденции таковы, что использование бумажных словарей не увеличивается среди нового поколения, но «классики» и «консерваторы» считают, что это единственно правильная форма взаимодействия со словарным контентом. Поэтому мы поставили для себя задачу: быть не только в электронном, но и в бумажном виде и доказать, что тот же контент, поданный в другом виде, является качественным и что ему можно доверять.

AI.ru: Сколько людей трудится над продуктами? Над ABBYY Lingvo работает, по нашей информации, несколько сотен человек, а над остальными продуктами?

Григорий: В головном офисе ABBYY, который тоже находится здесь в Москве, работает более 550 человек, и именно здесь сосредоточены наши разработки и исследования. Несколько десятков людей в главном офисе занимается менеджментом и маркетингом, остальные — исследованиями и разработкой. При этом специализации у людей разные, например, над ABBYY Lingvo работают не только программисты, но и лингвисты и лексикографы. Соответственно, упомянутые 550 человек распределены между массовыми продуктами, мобильными продуктами, продуктами для массового ввода документов, и продуктами для разработчиков. Головной офис координирует работу всех региональных офисов и отвечает за то, чтобы продукты были надлежащего качества и создавались в оговоренные в планах сроки. Всего по миру в на ABBYY работают более 1500 человек, из них более 1100 – это штатные сотрудники и получается, что из всего персонала больше половины задействованы в R&D.

AI.ru: Зачем такое разделение программ на iOS и другие операционные системы, не проще выпустить несколько (1-2) приложений с объединенным функционалом, но чуть дороже? Желающих было бы не меньше.

Григорий: Однозначно ответить на этот вопрос нельзя, мы делаем пробы и смотрим на результат. Например, мы выпустили набор «грабберов» для ввода электронных адресов, телефонов, обычных адресов, поиска на карте. Но планируем выпустить приложение, которое будет объединять в себе все эти возможности, некоторый продвинутый аналог того же ABBYY FineReader’а. В первую очередь, это будет для iOS, и чуть позже для Android. Что будет дальше — сложно сказать. С одной стороны, люди любят простоту. Если начинаешь заворачивать что-то сложное, что требует много кликов, то, скорее всего, этим и пользоваться не будут, и не захотят переплачивать за то, чем они не пользуются. При этом инфраструктура продаж софта на мобильные платформы такова, что удобно продавать функционал «в нарезку». Возможно, мы будем двигаться в сторону in-App purchase (сервис покупки виртуальных товаров внутри приложения). Пока мы определяем простые сценарии и по ним выпускаем простые приложения. Если писать большое приложение, то есть риск того, что аудитория не примет его. Также нужно учитывать и вопрос цены, когда ты выставляешь в AppStore что-нибудь стоимостью $20, такое приложение уже считается невероятно дорогим. Потому мы сейчас пытаемся подобрать адекватный баланс цены и возможностей программ, чтобы вдруг не отпугнуть пользователей слишком высокой стоимостью.

AI.ru: Ну да, много раз подумаешь перед покупкой. Стоит ли оно того или нет…

Григорий: Да, а когда приложение стоит несколько долларов или $0,99, то и trial-версии не нужны. Потому что в обычном бизнесе по разработке ПО, trial-версии имеют для нас большое значение. Люди не хотят покупать кота в мешке. Они пробуют «триалку» и понимают, что продукт им подходит и дает нужные результаты. В случае мобильных приложений пользователи платят небольшие деньги и доверяют имени компании, потому что компания выпустила такие-то продукты и, скорее всего, эти деньги не будут потрачены впустую. С более дорогими приложениями надо создавать более сложные схемы. Посмотрим, что будет дальше, потому что выделенное мобильное направление у нас появилось относительно недавно и развивается достаточно динамично. Ещё совсем недавно мобильного рынка не было и тут, бац! — он появился. У нас были продажи продуктов на телефоны Nokia, но с выходом iPhone и началом его легальных продаж в России ситуация качественно изменилась.

AI.ru: Будет ли ABBYY Lingvo под Android? Когда?

Григорий: Android является для нас второй приоритетной мобильной платформой. Мы поставили для себя своеобразный счетчик: когда продажи Android-телефонов в России достигнут 5 миллионов, а в мире 10 миллионов, то это знак к началу разработки и под эту ОС. Этот барьер они успешно преодолели, и существенно быстрее чем казалось поначалу. Словарь ABBYY Lingvo под Android будет выпущен где-то к концу этого года.

AI.ru: Когда решатся проблемы совместимости ABBYY Lingvo и OS X Lion? Например, в Safari 5 не работает перевод без запуска словаря.

Григорий: Наш саппорт проверял, такой ошибки не нашли, даже самому стало интересно, проверил на домашнем компьютере и вроде бы все чисто. Вообще эта фича включается галочкой в настройках, возможно, имеет смысл проверить галочку еще раз. От некоторых пользователей было сообщение о похожей ошибке, которая решалась недавним обновлением Safari. Так что если после обновления Safari у кого-то проблема сохраняется, то лучше всего будет обратиться в нашу службу поддержки, чтобы найти источник проблемы.

AI.ru: Собирается ли ваша компания расширять свой софт? Например, занять новую нишу помимо области распознавания и ввода документов, лингвистики и перевода.

Григорий: Я уже говорил ранее об ABBYY Compreno. Новые продукты, которые мы планируем создавать, будут базироваться на этой технологии. Это одна из стратегических линий развития компаний. Над технологией мы активно работаем около 10 лет, а исследования начали около 15 лет назад. Последние 5 лет исследований и разработок проходят в очень активной инвестиционной фазе. Сколково частично финансирует проект, к тому же мы вложили достаточно своих средств. Мы считаем, что ABBYY Compreno позволит нам совершить технологические прорывы и создать некоторые новые вещи, которых раньше не было. Но на данный момент, это технология, и пока сложно сказать, какие из нее будет лучше создать продукты в первую очередь. Можно двигаться в сторону более интеллектуального перевода текста или в сторону интеллектуального поиска, можно пойти в сторону классификации документов и информации. В этих областях мы и будем создавать новые решения, в том числе и решения в виде набирающих популярность облачных сервисов.

AI.ru: Как компания борется с взломанными версиями своего софта, как мобильного, так и десктопного?

Григорий: Мы не ставим перед собой цель искоренить взломанный софт как класс, потому что то, что одним человеком сделано, то другим всегда может быть сломано. Вопрос во времени и средствах. Мы не хотим, чтобы юридические лица использовали нелицензионный софт. Для этого у нас есть целый институт представителей, которые следят за ситуацией как в Москве, так и в регионах. Время от времени также мы получаем информацию от правоохранительных органов о том, что они проверили какую-либо компанию и нашли там наш нелицензионный софт. В таком случае мы даем ход этим делам, и если нарушители осознают ошибку и выплачивают компенсацию, то заключаем мировое соглашение. Если корректирующих действий со стороны нарушителей не следует, то доводим дело в судебном порядке до конца. Кроме этого, мы стараемся сделать ценовую и лицензионную политику такой, чтобы она была приемлема для основной массы пользователей. Время от времени нами проводятся опросы, например, по ABBYY Lingvo. И мы спрашиваем там: «Какая, по вашему мнению, справедливая цена на данный продукт?». И как ни странно, но значимая часть пользователей (около 15%) называет цену выше, чем продукт стоит на самом деле. Больше 2/3 пользователей считает текущую цену справедливой. При этом также при выпуске новой версии продукта мы тестируем ценовую эластичность. Мы встраиваем в продукты определенные средства защиты, хотя понимаем, что все можно сломать. В общем и целом мы делаем так, чтобы добросовестному пользователю наши средства защиты не мешали, а среднестатистическому человеку, которому наш продукт стал интересен, было сложно найти рабочую взломанную версию нашего софта. Кстати, из-за популярности нашего софта под внешним видом наших продуктов часто можно найти разные вещи, которые могут быть не самыми приятными для пользователя, например вирусы какие или трояны. Особенно часто так происходит в моменты выхода новых версий продуктов. При этом если человек не понимает, что такое виртуальная машина и как с ней обращаться, то он находится в большой опасности используя такие «взломанные» версии. Часто наблюдаем отзывы от пользователей в духе «вот это взял, не работает», «это взял, тоже не работает». Человек потратил несколько дней на то, чтобы найти словарь, который стоит 800 или 1500 рублей. И в итоге он решает, что проще пойти и купить его. При этом наша задача сделать так, чтобы ему легко было найти и купить его, когда он захочет это сделать. Соответственно, получается своебразный комплекс мер: ценовая политика, технические меры защиты и проактивная защита. Кроме методов юридического привлечения нарушителей, мы работаем с организациями, которые следят за тем, чтобы контент, который мы не хотим видеть, к примеру, на торрент трекерах, не появлялся там. И если он вдруг появляется, чтобы исчезал с той оперативностью, которую мы считаем адекватной. Понятно, что 100% гарантии все эти меры не дают. В то же время мы понимаем, что если в один день софт вдруг перестанет быть нелегальным, то далеко не все побегут его покупать. Кто-то перейдет на бесплатные версии, кто-то будет пользоваться онлайн-сервисами. Что касается мобильных программ, то нам кажется, что гонятся за людьми, которые делают джейлбрейк, не стоит. Если человек идет на риск и какими-то нестандартными методами обновляет себе прошивки, то это его выбор и это вряд ли наш клиент. Соотвественно, привилегий в виде обновлений или оперативной помощи он не получает тоже. Поэтому такой комплекс мер позволяет даже в России, где вроде бы уровень пиратства высокий, достаточно успешно проводить продажи товаров.

AI.ru: Спасибо за интервью, было очень интересно.

Григорий: Вам спасибо, если будут какие-то вопросы, пишите, отвечу, как только смогу.

3 комментария

  1. 0

    Спасибо, интересно было почитать:)

  2. 0

    С момента обновления на Lion всплывающий перевод в Lingvo не работал. До сегодняшнего дня.
    По прочтении интервью стал опять проверять. Не работает он 🙁
    Но! Если всплывающий перевод отключить, а потом снова включить, то Lingvo тут же объясняет почему не работает:
    нужно в «Настройках -> Универсальный доступ» поставить галочку «Включить доступ для вспомогательных устройств»
    Работает! 🙂 Как же мне его не хватало-то!..
    Это надо бы где-то на заборе, большими буквами… чтоб народ знал и радовался… 🙂

Авторизуйтесь Чтобы оставить комментарий