[2] От первого лица: признания сотрудников Apple

19

Apple заботится о секретах настолько тщательно, что каждый сотрудник компании это по-настоящему ценил. Нередко в планы презентации вносились коррективы, после того как на сайтах, посвященных слухам о компании, появлялась информация о новых продуктах. Свидетелем таких историй был инженер по разработке инструментов Роберт Баудидж, который сегодня расскажет нам свою историю.

Сотрудники Apple

Говоря о секретности Apple, я вспоминаю эпизод, который произошел со мной в начале этого века. В сентябре 2002 года меня привлекли к разработке проекта по переходу на процессоры Intel, чтобы я помог заставить работать эмулятор PowerPC. Тогда Apple уже сотрудничала с компанией Transitive Technologies из Манчестера (Великобритания) над созданием эмулятора, но им были нужны инженеры Apple для того, чтобы привязать его к своей системе: по одному человеку для решения вопросов с базовыми библиотеками (это был я), графическим ядром Objective C и Quicktime. 

Нас четверых попросили прекратить работать над своими текущими проектами, переехать в здание на другой конце улицы к остальной команде Intel и помогать инженерам Transitive с обеспечением полной работоспособности эмулятора. Нас попросили полностью исчезнуть из жизни. Чтобы это описать, я часто говорю так: нужно было заставить других людей думать, будто ты подсел на наркотики и редко появляешься в реальном мире. Об этом я не рассказывал даже своему менеджеру: все, что он знал, это то, что меня перебросили на некий секретный проект.

Работа над эмулятором была особенно рисковым и опасным проектом. В то время Apple занималась созданием комбинированных бинарных кодов для x86 и PowerPC, и если бы об этом узнали посторонние, они бы поняли, что компания собирается перейти на процессоры Intel. Если бы такая новость покинула кампус, то люди бы перестали покупать «Маки», то есть случилась бы Что-то Очень Плохое.

Нам сказали, что цель проекта состоит в том, чтобы начать поставлять версию Mac OS под Intel к лету 2003 года. Это было настолько важно, что юристы компании даже хотели запретить нам продавать или покупать акции. После небольшого спора они все же решили пойти на попятный, однако сам факт такого желания нас очень впечатлил: похоже, проект действительно был очень особым.

Мне ничего нельзя было рассказывать жене. Она знала, что я работал в другом здании через дорогу и часто оставался там дотемна, но чем я там занимался, она не знала. Когда мне нужно было лететь в Манчестер, чтобы поработать с ребятами из Transitive, она попросилась со мной. Я был вынужден сказать «Ни в коем случае!». В то время она работала в IBM, и я знал, что наш руководитель проекта будет в ярости, когда узнает, что данная информация может попасть к нашему поставщику чипов. Мои родители узнали, что я полетел в Англию, но больше ничего я им сказать не мог. Поэтому они начали подозревать, что мое задание связано с каким-то секретным поручением правительства США.

Также я не мог пользоваться помощью и советами коллег из группы, в которой я постоянно работал. Мои обязанности были связаны с частями системы, в которых я достаточно хорошо разбирался, а также с теми, о которых я практически ничего не знал. Иногда мне помогали инженеры Intel, но временами я был предоставлен самому себе. Мой менеджер проекта требовал, чтобы я самостоятельно разбирался в непонятных моментах, потому что с другими коллегами вступать в контакт мне было запрещено. Когда в апреле 2003 года я закончил работу и покинул проект, я должен был показать свой код паре инженеров, которые интегрируют его в исходный код Mac OS X. Инженер сказал, что мой код необходимо переписать, чтобы моя система виртуальной памяти подошла к его предпочитаемому стилю. В результате я три дня просидел в его кабинете возле двери, следя за тем, чтобы никто не зашел в комнату, чтобы заставить его делать какую-то другую работу, прежде чем он закончит выполнение этой задачи.

К лету 2003 года мы так и не успели ничего закончить. Не знаю, в чем была причина, но когда я вернулся в свой старый отдел, и помимо нескольких страшных и шумных бежевых ящиков, команда Intel нам больше ничего не оставила. Но вечером перед WWDC-2005 я попросил свою дорогую жену на следующее утро почитать технологические сайты. Все-таки она должна была узнать, чем я занимался последние два года.

По материалам Quora.com

 
Авторизуйтесь Чтобы оставить комментарий

Новости партнеров