13-дюймовый MacBook Pro 2017 года, “Escape-Edition”

13

Среди “безумно передовых” MacBook Pro середины 2017 года затесался старомодная и не совсем прогрессивная 13-дюймовая модель, вопреки представлениям Apple о её клиентах, опередившая по числу продаж обе прогрессивные модели. Пора корректировать курс?

Продолжение серии про MacBook Pro, предыдущие части серии здесь.

Забегая вперед, отмечу что курс очень скоро (меньше чем через год) скорректировали. Но к главному герою настоящего повествования это отношения не имеет. Поэтому поговорим об этом в другой раз. У главного героя было достаточно собственных проблем, куда более серьезных. Эти проблемы были не только у него, они обнаружились у всех MacBook Pro 2016 и 2017 года, и ущерб нанесенный ими невозможно переоценить: они проявлялись не сразу, обычно через полтора или два года использования, когда истекал срок их гарантии. Возникла версия что так все и было задумано. Не думаю. До такого уровня идиотизма они опуститься не могли, потому что последствия подобного подхода очевидны. Объём продаж этот подход, мягко говоря, точно не увеличил бы. Ни при каком раскладе.

Если вы не копируете у конкурентов решения которые хорошо себя проявили, вы обречены на ошибки и просчеты. Воплощая собственные идеи вы рискуете, а риск на то и риск чтобы иногда ситуация развивалась по самому катастрофическому сценарию. Это случалось и в лучшие годы компании, а в 2017 создавать что-то новое стало на порядок сложнее чем во времена Стива. Стив нашел бы возмутительные нестандартные решения, наперекор всем тенденциям индустрии, и заставил бы их реализовать, несмотря ни на что. Первое кто-то мог бы сделать и без него, но второе без него невозможно в принципе.

MacBook Pro 2017 года без Touch Bar называли по разному. Издание с клавишей “Escape”, по-моему, лучшее из них. Клавиша в верхнем левом углу клавиатуры, привычная как хлеб или клавиши вообще, неожиданно стала чем-то очень важным. Десятилетиями она всегда была под рукой, вселяя надежду на возможность выхода из неприятной ситуации. В Touch Bar она стала виртуальной, ненастоящей. По сути мало что изменилось. В любой её форме она ничего не гарантировала, но “No Escape” можно перевести как “нет клавиши Escape”, и как “нет выхода”.

Дешевле на 200 долларов?

Внешне новый 13-дюймовый MacBook Pro ничем не отличался от MacBook Pro осени 2016. Его не стали делать еще более тонким и легким, жертвуя ради этого всем что можно и что нельзя. Те же два разъёма USB-C (Thunderbolt 3) и разъём для подключения наушников, и та же самая “улучшенная” клавиатура. Те же 802.11ac с поддержкой протоколов прошлых лет и Bluetooth 4.2. Тот же вес, те же размеры.

Тот же экран с диагональю в 13,3 дюйма (33,8 см), с противобликовым покрытием, с IPS и цветовой палитрой DCI-P3, с максимальной яркостью до 500 кд/м2. Retina, 227 ppi. Внутри кое-что изменилось, но не слишком многое. Процессоры Skylake ушли в прошлое, их место заняло седьмое поколение, Kaby Lake, производимые по технологии 14 nm+, работающие без надрыва и перегрева на больших тактовых частотах, особенно в режиме Turbo Boost 2.0. И процессоры, и встроенная в них графика, и интерфейс с флэш-памятью (которые и в предыдущей модели были вполне достойными) ускорились. Невооруженный глаз увидеть это ускорение не мог, так что по большому счету и здесь все было по-прежнему. Хуже не стало.

Зато было одно отличие, о котором вещали все утюги, холодильники и кондиционеры: 13-дюймовый MacBook Pro без Touch Bar подешевел на 200 долларов. Базовый его вариант стоил всего 1 299 долларов. В онлайн-магазине новый MBP был представлен двумя начальными конфигурациями, и одна из них, та которая слева, и в самом деле стоила 1 299 долларов. За вторую просили те же 1 499 долларов, что и в прошлом году. За чей счет они снизили цену? Элементарно: объём SSD в “левой” конфигурации был 128 Гигабайт. В два раза меньше чем в базовой конфигурации 2016 года. Или в “правой” конфигурации 2017. Не обман и не мошенничество, безобидный но эффективный трюк.

Поскольку это бытовой компьютер, который официально признали заменой MacBook Air, у большинства покупающих его этот трюк срабатывал “на ура”. Официально считалось что после оформления заказа изменение объёма флэш-памяти становится невозможным, что было абсолютной правдой для всех моделей с Touch Bar, но в модели с F-клавишами SSD не впаивали в материнскую плату, и несколько сторонних компаний предлагали апгрейды для самых массовых моделей MacBook Pro 2016 и 2017 года. Интерфейс с SSD (NVMe PCIe 3.0) в MacBook Pro был собственной разработки Apple, нестандартный.

Впрочем, в конфигураторе варианта с 128 Гигабайтами SSD предлагались опции в 256 и 512 Гигабайт, и даже в 1 Терабайт. За 200, 400 и 800 долларов. В конфигураторе варианта с 256 Гигабайтами флэш-памяти предлагались опции в 512 Гигабайт и в 1 Терабайт, за 200 и 600 долларов.

CPU, GPU и внешние дисплеи

В обеих начальных конфигурациях главного героя использовался тот же процессор, Intel Core i5 2,3 ГГц (i5-7360U), с кэшем третьего уровня в 4 Мегабайта и максимальной тактовой частотой в режиме Turbo Boost 2.0 в 3,6 ГГц. Более чем достаточно чтобы справиться с кратковременной пиковой нагрузкой. Доплатив 300 долларов, в конфигураторе любой из начальных конфигураций можно было выбрать Intel Core i7 2,5 ГГц (i5-7660U), с кэшем третьего уровня в 4 Мегабайта и максимальной тактовой частотой в режиме Turbo Boost 2.0 в 4,2 ГГц. Отзывы очевидцев: с i7 “Прошка” пошустрей, но не радикально.

Графика встроенная, в обе используемые в MacBookPro14,1 (это идентификатор модели главного героя) системы-на-чипе был встроен iGPU Intel Iris Plus 640, с кэшем eDRAM в 64 Мегабайта, резервирующий для своих нужд до 1,5 Гигабайт общей оперативной памяти. В официальной спецификации этой модели, в разделе “аксессуары”, кроме адаптеров был внешний GPU (eGPU), подключаемый к разъёму Thunderbolt 3. Компания Blackmagic Design разработала две модели этого eGPU специально для 13-дюймовых MacBook Pro, в одной из моделей eGPU использовался AMD Radeon Pro 580, в другой – AMD Radeon RX Vega 56.

Будто бы, благодаря “черной магии”, 13-дюймовые MacBook Pro обретали графические сверхспособности, позволявшие использовать их как бескомпромиссный компьютер для самых требовательных игр. Я их не пробовал. Забавно: в спецификации MBP c Touch Bar, с которым eGPU от Blackmagic Design, по данным его производителя, у eGPU проблем не было, он не упоминается.

Кроме внешних GPU, MacBook Pro с клавишей Escape поддерживал подключение одного внешнего дисплея с разрешением до 5120х2880 (5K), или двух с разрешением до 4096х2304 (4K). Одновременно с этим можно было использовать и собственный дисплей MacBook Pro.

Flexigate и Staingate

В прошлом, неоднократно, с Mac’ами и iPhone’ами разных моделей случались большие неприятности, которым СМИ присваивала собственные названия, оканчивающиеся на “gate”. С MacBook Pro 2016 и 2017 года были связаны целых два “гейта”.

Staingate был косметической проблемой. В нижней части экрана антибликовое покрытие экрана утрачивало прозрачность. Неприятно – но не фатально. Во-первых, MacBook Pro можно было пользоваться (хотя эффект был очень неприятным), во-вторых умельцы легко устраняли эту проблему, смывая это покрытие (листерином?).

При активном пользовании компьютером проблема появлялась через несколько месяцев, если гарантия еще действовала экран (или компьютер) меняли бесплатно. Несколько раз Apple объявляла программы бесплатной замены экранов в компьютерах пострадавших от Staingate, действуют ли такие программы в настоящее время я не знаю.

Вторая проблема, названная журналистами Flexigate, убивала MBP насмерть. Дисплей был связан с материнской платой широким плоским шлейфом, который при каждом открытии крышки ноутбука истирался, пока, через какое-то количество открытий, ломался. Шлейф стоил долларов 6, но он был намертво впаян в сборку экрана, и менять приходилось всю сборку – долларов за 600 (по другим данным – за 900, стоимость ремонта зависела еще и от страны обитания компьютера).

Для того чтобы Apple признала себя виновной в этом безобразии, потребовалась петиция подписанная 15 тысячами пользователей, и угрозы судебных исков. В 2018 году проблему устранили, применив высокие и супер-современные технологии на грани фантастики, а то и за её гранью. Длину шлейфа увеличили на 2 мм, и он перестал истираться.

Первопричина у обеих проблем одна. И это вовсе не криворукость инженеров Apple или китайских сборщиков: уменьшение толщины ноутбуков любой ценой. Тенденцию называли “анорексией в дизайне”, её критиковали и пытались объяснить её бессмысленность всем, кто мог остановить это безумие, но борьба за десятые доли миллиметра и десятки грамм веса “любой ценой” продолжается. Ни у кого не хватает смелости остановить это.

Лучший комментарий

 
Авторизуйтесь Чтобы оставить комментарий