Джони Айв: гуру «яблочного» дизайна и… новый Стив Джобс?

55

Основатель Apple прославился не только легендарным умением предсказывать желания потребителя, но и беспрецедентным участием во всех аспектах работы компании. Не стал исключением и фирменный дизайн, на который Джобс оказал самое серьёзное влияние: от пресловутого скевоморфизма и общей эстетики интерфейсов до отказа от лишних кнопок, которыми изобиловали тогдашние продукты конкурентов - всё подлежало осмыслению творческим гением Стива. Именно iCEO в значительной мере привил своей команде граничащее порой с безумием внимание к деталям, и, к счастью, в своём стремлении к совершенству он оказался не одинок. Как вы уже догадались, речь пойдёт о человеке, с которым Джобс быстро нашёл общий язык - ныне главном дизайнере Apple сэре Джонатане Айве.

jony_ive_apple

Прошло уже три с половиной года с того момента, как один из безусловно величайших изобретателей современности покинул этот мир. Тогда многие сомневались, что Apple сможет удержаться на плаву, лишившись своего гениального лидера — вскоре капитализация компании упала ниже психологической для неё отметки в 500 млрд долларов, и даже выпуск замечательных новых продуктов вроде iPhone 5, казалось, не мог спасти Купертино от провала. Однако под руководством прямого ставленника Джобса Тима Кука корпорация не только превратилась в самое дорогое коммерческое предприятие в мире, но и заняла первое место на мировом рынке смартфонов, развеяв сомнения скептиков и убедительно доказав миру, что пороху в «яблочных» пороховницах ещё более чем достаточно. Впрочем, не только нового CEO можно назвать кузнецом успеха Apple в постджобсовскую эпоху — глава отдела промышленного дизайна компании также приложил свою руку к нынешнему триумфу Купертино, и приложил, надо сказать, очень серьёзно.

Джонатан Айв, или, как его обычно называют, Джони — знаковая фигура для Apple ещё с конца девяностых годов прошлого века. Уроженец Лондона, в 1992 году Айв переезжает в США, чтобы работать в Apple под началом тогда ещё действующего гендиректора Джона Скалли. Всего через год человек, выставивший Джобса за дверь собственного же предприятия, покинет последнее под натиском совета директоров, уставшего мириться с его ошибками, главной из которых сам Скалли называет решение о лицензировании Mac OS для установки на компьютеры конкурентов. Однако этот момент станет лишь началом пертурбаций, ожидавших «яблочную» компанию под конец второго тысячелетия, а до триумфального возвращения Джобса, которое ознаменует собой возрождение Apple в качестве одного из главных инноваторов индустрии, останется ещё долгих пять лет.

В 1998 году, то есть год спустя после того, как легендарный основатель всё же согласился снова занять пост генерального директора компании, свет увидел один из первых по-настоящему необычных продуктов современной Apple — прозванный «цветным» iMac. Этот яркий компьютер, разительно отличавшийся от невзрачных собратьев, стал первой ласточкой перемен, намеченных в Купертино эксцентричным тандемом Джобса и Айва: в то время как рулевой пытался наметить новые горизонты развития, молодой дизайнер предлагал поистине опережающие своё время концепты. Именно благодаря смелым, ни на что не похожим идеям Джони, ему удалось найти подход к известному своим переменчивым нравом шефу. Пожалуй, с подачи оригинального iMac в суровой индустрии начало обживаться такое понятие, как сочетание броского дизайна и интересных материалов, ведь большинство персональных компьютеров того времени по внешнему виду немногим отличались от собственных коробок.

steve-jobs-with-iMac

Но перенесёмся в наши дни. Уже совсем скоро новый продукт компании, смарт-часы Watch, поселятся на запястьях первых покупателей. Как известно, длительный процесс создания и первичной отладки, предшествующий появлению любого сложного устройства, проходил по совершенно отличному от того же iPhone сценарию. Вот здесь и начинает просматриваться то самое влияние, которое обрёл к настоящему моменту главный дизайнер Apple. Один из сотрудников издания Wired, Дэвид Пирс (David Pierce), описывает работу над Watch так:

Каждую неделю устраивались специальные собрания, на которых программисты и ответственные за интерфейс дизайнеры вместе тестировали, скажем, приём устройством телефонных звонков с iPhone. Причём значение имел не только звук, но и непосредственно ощущения от работы с часами в необычной для них ипостаси. Как думаете, за кем было последнее слово? Совершенно верно, за Джони. Именно он решал, что хорошо, а что нет, и угодить ему было невероятно сложно: Айв придирался абсолютно ко всему, начиная от излишне «металлического» звучания динамика до недостаточно мягкой вибрации. Подумать только, у команды ушло больше года, чтобы прийти к консенсусу с главным дизайнером, и это только лишь уведомления, — говорит журналист, опираясь на имеющуюся у него информацию.

Самое любопытное, что всего два с половиной года назад тогдашний глава отдела разработки программного обеспечения iOS Скотт Форстолл фундаментально разошелся с руководством Apple в суждениях, в том числе и по той причине, что, на его взгляд, компании не хватало решительного и ответственного лидера, способного поставить точку в любом спорном вопросе. Впрочем, несмотря на очевидную одарённость и серьёзные навыки, за Скоттом закрепилась слава крайне упрямого и несговорчивого сотрудника, с которым было попросту сложно работать. По слухам, отношения между Форстоллом и Айвом под конец ухудшились настолько, что два солидных топ-менеджера повели себя как малые дети, отказавшись участвовать в организуемых друг другом мероприятиях.

Scott-Forstall-And-Jony-Ive

Вскоре после ухода Форстолла из Apple, полномочия Джони достигли невиданных ранее масштабов. Не желая ограничиваться одним лишь промышленным дизайном, Айв не побоялся взвалить на себя громадную ответственность — руководство отделом по разработке интерфейсов. Впервые за время его трудовой деятельности в Купертино, британцу предоставился шанс существенно повлиять на дизайн фирменного программного обеспечения, придав ему собственный оттенок, благо спорить с кем-либо столь упорным, как Форстолл, Джони теперь не приходилось. Нравится кому-то или нет, но то, что явилось результатом стараний Айва, многие назовут началом конца скевоморфизма во всей индустрии: выпустив iOS 7, в которой компания отказалась от излишне реалистичных текстур и градиентов, Apple в очередной раз подбросила конкурентам неплохую пищу для размышлений. Разумеется, виновником сего торжества можно смело называть главного дизайнера, посвященного незадолго до своего бенефиса в рыцари самой английской королевой.

Неугомонный британец продолжил изыскания и вскоре, возглавив проект по разработке собственных смарт-часов Apple, попросил работающих над iOS программистов и дизайнеров сделать специальную версию операционной системы. Сложно удержаться от аналогии и не вспомнить тот факт, что в середине 2000-х годов не кто иной, как Стив Джобс, уже ставил перед командой похожую задачу: адаптировать интерфейс OS X для продукта, ориентированного на управление жестами. Несложно догадаться, что из этой идеи впоследствии выросли такие мегахиты современности, как смартфоны iPhone и планшетные компьютеры iPad. Кстати, сам Стив так вспоминал начало этого непростого пути:

У меня появилась эта идея — большой стеклянный экран с поддержкой Multi-Touch, на котором можно было бы печатать текст. Я спросил, что думают по этому поводу коллеги, и полгода спустя они показали мне первый такой дисплей. Он был замечателен! Тогда я решил попросить одного из наших лучших специалистов по интерфейсам придумать что-то своё, он сделал инерционную прокрутку и некоторые другие вещи, и я подумал: «Боже мой, да мы можем сделать из этого телефон!». Так и получилось — отложив в сторону идею планшета, мы стали работать над iPhone.

А вот что говорит Джобс в своей биографии, написанной бывшим редактором знаменитого журнала Time Уолтером Айзексоном:

У него (Джони) больше реальной власти, чем у кого бы то ни было в Apple, кроме меня. И я лично устроил всё так, чтобы никто не мог диктовать ему, что делать и когда отступать.

jobs_ive_imac_g4

Думаю, не нужно глубокого анализа, чтобы разглядеть очевидное сходство двух управленцев в подходах к любимому делу. Как и Стив, Джони живёт смелыми идеями, которые в своё время не только сделали его фаворитом начальства, но и стали предметом разногласий с сотрудниками; точно так же, как легендарный изобретатель, дизайнер никогда не оглядывается назад, отпуская отжившие своё концепты на заслуженный ими отдых. Но главное — как и во времена Джобса, благодаря амбициозному британцу Apple снова смело идёт туда, куда ещё не осмеливалась ступить ранее. В этот непростой период компании как никогда потребуется сильный и решительный визионер, способный вести её по совершенно новому пути, и боевое крещение в этой роли британец уже прошёл. Хочется надеяться, что ему действительно удастся стать для Apple вторым Стивом Джобсом в её очень насыщенной современной истории.

 
Авторизуйтесь Чтобы оставить комментарий

Новости партнеров