[Юмор] Приджобсетакогонебыло. Детская сказка

87

Нам пишет Абрам Брынза

Стив Джобс стоял у окна своего кабинета в Кремле Купертино и смотрел, как по плацу стройными шеренгами шагает ночная смена дизайнеров. «Плохо ногу тянут, – заметил про себя Джобс, – надо бы сократить довольствие. Или, вообще, перевести на вегетарианский паёк. Здоровая пища хорошо прочищает мозги. И для прибыльности полезней». Джобс начал в уме вычислять экономию, но запутался, в сердцах плюнул и, наконец, обернулся к собравшимся. Собравшиеся – Политбюро Apple в полном составе – кружком сидели прямо на полу просторного кабинета. Мебели не было – хозяин был аскетом во всем. Кроме того, ему нравилось смотреть на подчиненных свысока, так он казался сам себе величественнее.

Стив

Джобс выдержал длительную паузу, обводя членов Политбюро взглядом, обещающим, в лучшем случае, сотню лет лагерей, и открыл пленум:

— Война перешла в затяжную позиционную фазу и, несмотря на наши успехи на отдельных участках, в чем я, кстати, не вижу вашей заслуги, кольцо фронтов вокруг Купертино продолжает сжиматься. В этот нелегкий час я рассчитывал на вашу полную поддержку и распорядительность, и что я встречаю вместо этого?
Политбюро вдохнуло и не смело выдохнуть. Джобс вынул из кармана френча короткую изогнутую трубочку и вышитый вампумом кисет и медленными вдавливающими движениями начал набивать трубку «Герцоговиной Флор». Не дыша Политбюро следило за движениями его костлявых пальцев с обломанными ногтями, как будто это ими наполняли трубку. Набив как следует, Джобс, громко пыхтя раскурил, затянулся, заведя глаза к потолку, дождался прихода и принялся обличать:

— На направлении главного удара, вы, товарищ Кук, и вы, товарищ Айв, — Джобс ткнул трубочкой в обоих, — допустили ряд стратегических ошибок, чем не преминет воспользоваться противник, — обличитель расправил редкие усы и затянулся, — бронезащита никуда не годится, вы что, броню шестого, заметьте, шестого поколения суриком красите? Наши верные бойцы засыпали меня письмами: почему, чуть что, броня скалывается. Почему прямо с завода наш флагман, наша надежда, наша панцервафля выходит уже с вмятинами? — голос Джобса достиг высоких патетических нот.

— Мало того, что панцервафля скалывается и с вмятинами. Ладно, войска ее приняли. Но ее еще и не хватает. Миллионы наших доблестных воинов взывают: «Дайте нам панцервафлю и мы в пух и прах разобьем дикие орды ведроидов!». А вместо этого вы, товарищ Кук, обещаете справиться с поставками только к Рождеству? Да у вас, товарищ Кук, рабочие на заводах бунтуют. Эскадрон казаков мог бы загнать это быдло в их стойла. Расстреляли бы сотню-другую, у вас за воротами еще миллионы таких стоят, ждут милости!

Джобс перевел дыхание, затянулся и продолжил бичевание:

— Про карты, которыми снабжаете наших верных бойцов, я вообще молчу. Если судить по вашим картам, на месте Купертино уже Хиросима после бомбежки нашей доблестной авиацией! Если бы у япошек были такие карты, то Пёрл-Харбор бы никогда не случился! Но что самое ужасное, вы, товарищ Кук, перед всем миром извиняетесь за свою географию! Это чудовищно! — Джобс воздел руки, и политбюровцам показалось, что усы под его носом собрались в щеточку, а лоб пересекла челка, – не вы должны извиняться перед миром, а мир перед вами! Как я должен все это понимать?

С губ Джобса уже готово было сорваться страшное слово «саботаж», как Кук решился прервать поток обвинений, вытянул куриную шейку и заблеял снизу вверх:

— Товарищ Джобс, Степан Полович, времена изменились, поле искажения реальности больше не работает. Пипл уже так просто не хавает все, что мы пихаем ему в рот. В войсках брожение, скепсис, дезертирство набирает обороты. Тем не менее, Политбюро не сидит на месте и прилагает все усилия для сдерживания противника, причем по всем направлениям. Вот, товарищ Айв подготовил оружие возмездия – новую панцервафлю, нечто среднее между большой панцервафлей и маленькой. Это будет бомба, товарищ Джобс, мы порвем…

— И как всегда облажаетесь, товарищ Кук, — со всей возможной язвительностью оборвал его Джобс, — без поля искажения реальности вам не впарить свое нечто среднее, если оно будет такого уровня как последнее творение товарища Айва. А вам, товарищ Кук, с полем искажения реальности не справиться и не создать. Не того масштаба вы фигура.

Кук побоялся напомнить Вождю о провале с антенной, когда Вождь всему миру рассказывал байки, как правильно, а как неправильно. Почувствовав верное направление он продолжил развивать:

— Успешная пропаганда противника, падение энтузиазма населения, происки врагов народа создают серьезные препятствия нашему продвижению.

Казалось он сумел смягчить гнев Отца Купертино. Попыхав трубкой, тот ответил тоном ниже:

— Хорошо, перейдем к более приземленным вещам – к врагам народа. По данным контрразведки наш бывший соратник некто Стив Возняк распространяет панические слухи и восхваляет оккупационные порядки. Его уже расстреляли? — Джобс повел трубочкой в сторону Тима Кука. Тим Кук заерзал, ответить ему было нечего.

— А где наш бывший министр пропаганды Гай Кавасаки? — задал себе вопрос Джобс и сам же ответил, — в стане врагов. Почему он до сих пор не расстрелян? Почему, товарищ Кук? Вы, вообще, собираетесь работать с диссидентами?

Товарищ Кук посерел, голос Джобса вдруг стал ласковым:

— Если, товарищ Кук, мы расстреляем вашу… эээ… вашего, ну, вы поняли. Ваша бдительность и расторопность повысятся? Как вы думаете?

Кук мимикрировал из серого в зеленый. Взгляд Вождя остекленел, лицо исказилось и он злобно процедил:

— Я думаю, вас всех следовало бы расстрелять. Будет лучше, если вы сделаете это сами, — и отвернулся к окну.

За окном дневная смена дизайнеров мыла плац зубными щетками в наказание за сколы на черном айфоне пять. На углу плаца расстрельная команда разминалась перед децимацией.

——

Pages_

Если вам есть, чем поделиться с другими читателями нашего сайта, пишите на [email protected] и не забудьте указать свое имя или ник. Мы внимательно читаем входящие письма и публикуем ваши самые интересные истории.

 
Авторизуйтесь Чтобы оставить комментарий