Леопард переселяется в iPhone

11

О том, как создавались iPhone и его операционная система, начиная с того дня когда Стив выбрал вариант “уменьшенный Mac”, почти ничего неизвестно. Секретность, соглашения о нераспространении, комната без окон. В 2014 году один из участников эпического проекта, Франсиско Толмаски, дал интервью New York Times, в котором приоткрыл завесу тайны. Это интервью легло в основу десятка статей на русском, испанском, французском и других языках.

Но только приоткрыл. Вообще, он человек поразительной отваги: обычно участники таких проектов, подписавшие многочисленные соглашения о неразглашении, на всякий случай, продолжают упорно хранить доверенные им тайны. Он разрабатывал Mobile Safari, лично отчитываясь два или три раза в неделю Стиву Джобсу. Он ничего особенного не сообщил, но в любом случае это был танец на тоненькой проволоке натянутой над пропастью.

Он не раскрыл ни одного секрета. Он пришел в Apple в начале 2006, когда и iPhone (в виде чипов, соединенных проводами), и его операционная система (на одной из самых ранних стадий её развития) уже существовали и работали. Он и пять его коллег разрабатывали программы для iPhone. С разработчиками “железа” и операционной системы, напрямую, общаться разработчикам программ было запрещено.

Черная материя, которой накрывали (и видимо, накрывают в наши дни) засекреченные изделия, фиолетовые кабели, неумолимый Джобс требующий идеальных решений – это и без Франсиско Толмаски, Грега Кристи и других участников проекта, сказавших хоть что-то о нем, было известно.

Разве что фиолетовые кабели были чем-то новым.

И анекдот про дизайнера (рассказанный Франсиско), которого звали Стив…

Это четвертая часть серии про iPhone и ему подобных, предыдущие части здесь:

Первая часть: MacWorld Expo 2007;
Вторая часть: Touch-интерфейс приходит на iPod;
Третья часть: iPhone для предприятий, iPhone SDK и App Store.

Анекдот

Пересказывать анекдот не буду. Куда более забавный анекдот случился со мной. О нем в самом конце раздела.

В конце 2009 мне довелось попользоваться Cappuccino, фреймворком компании 280 North, написанным на языке Objective-J, разработанном той же компанией. Cappuccino, близко к оригиналу, повторял фреймворки Cocoa. Objective-J был тем же Objective-C, только вместо C в нем использовался JavaScript.

Apple не могла оставаться равнодушной к этому безобразию – 280 North и её создатели рисковали нарваться на очень серьезные санкции со стороны Apple, но вплоть до 2010 им как-то удавалось выкручиваться. 280 North и SproutCore Чарльза Джолли (о нем как-нибудь в другой раз – я с ним работал) боролись за контракт на радикальную и крайне амбициозную переработку .Mac… SproutCore выиграла контракт, но провалила проект.

Концепция Cappuccino была абсолютно сумасшедшей и рискованной – но она работала. В Cappuccino было создано веб-приложение “280 Slides”, редактор и плеер презентаций до мелочей похожий на Keynote. Очень неплохой.

После выхода iPhone, в Cappuccino была разработана среда разработки веб-приложений для iPhone (Atlas) – но про неё я только читал. Писали что это тоже что-то безумное и жутко эффективное.

Все были уверены в блестящем будущем 280 North, Objective-J и Cappuccino, но в августе 2010 года компанию приобрела Motorola, за 20 миллионов долларов.

Так вот, анекдот это или нет – судите сами: мне пришлось, в течение нескольких месяцев, много и плотно общаться с Франсиско Толмаски, и не только об Objective-J и Cappuccino, но о том что он имел отношение к созданию iPhone я узнал только из интервью, о котором упомянуто выше.

Секрет, укутанный в тайну

Когда началась разработка iPhone? В январе 2007 Стив сказал: “Мы работаем над iPhone два с половиной года”. Никаких причин искажать реальность у него не было, вроде бы. То есть, летом 2004 года.

Известно про Purple 1 и 2, планшет с сенсорным экраном, варианты P1 и P2, борьбе между концепциями “увеличенного iPod’а” (P1) и “уменьшенного Mac’а” (P2). Потом Стив принял решение, и все было засекречено (уровень секретности был беспрецедентным даже для Apple).

Но что именно началось летом 2004? Создание и испытание прототипов P1 и P2, с целью выявить единственное правильное направление, или концентрация сил исключительно на P2?

Подробности известны со слов разработчиков Safari и Google Maps, причем “бытовые” и второстепенные. Разработчиков прикладных программ, для уже существующих системы и прототипа устройства. Не финальных, часто и радикально меняющихся, но принципы их организации и взаимодействия уже были определены.

За неделю до объявления iPhone (на новый, 2007 год?) выяснилось, что про картографию и определение местоположения телефона… забыли. Крис Блуменберг разрабатывал какую-то другую программу (какую из них?), ему поручили разработать приложение Google Maps за неделю.

Он справился. Это было минное поле, но тщательно просчитав свои действия, осторожный демонстратор мог показать её публике. Google Maps и система позиционирования вошли в состав операционной системы в одном из её апгрейдов (1.1.1?), через несколько месяцев после выхода iPhone.

Кое-что рассказал Терри Ламберт, разработчик ядра (Mac OS X), привлеченный помочь с разработкой ядра мобильной системы на последнем её этапе (не сказав ни слова о сути решавшихся им проблем). Грег Кристи (знавшие очень многое, но рассказавший только о совещаниях в комнатах без окон, два раза в месяц).

Достоверно известно:

— в один из дней 2004 или 2005 года Стив выбрал концепцию P2, “уменьшенного Mac’а”;
летом 2005 для комплекса из раннего прототипа iPhone и его операционной системы уже имело смысл разрабатывать прикладные программы;

— общие совещания проводились в комнате без окон два раза в месяц (по словам Грега Кристи);
сотрудники лично и устно отчитывались перед Стивом два-три раза в неделю, общаться с людьми из других подразделений работавших над проектом было запрещено, сколько было подразделений и кто в них входил – неизвестно (Франсиско Толмаски);

— iPhone и его система были разработаны.

Но как очень большую операционную систему, с несредними потребностями, превратили в операционную систему крошечного амбициозного устройства, я знаю. Не все, без привязки к датам, и без каких-либо гарантий точности. А еще, я знал Mac OS 10.4 и 10.5 (из которых “сделали” систему iPhone) и первые версии iPhone OS. О многом можно было догадаться.

Об этом я или напишу в другой раз, или не напишу.

Лето 2005?

Летом 2005 года, студенту последнего курса Университета Южной Калифорнии Франсиско Толмаски предложили работу в Apple. Он отказался: учиться ему оставалось полгода, и он хотел получить диплом.

Поговорив с кем-то по телефону, рекрутеры сказали “Хорошо, приходите через полгода”.

Франсиско был одним из самых активных “контрибуторов” в WebKit (большая часть этого Интернет-движка была проектом с открытым исходным кодом), скорее всего именно это и вызвало интерес к его персоне со стороны Apple.

Кстати, тот же самый университет, только годом позже, закончил Чарльз Джолли, автор SproutCore. Конкурент. И не только он: Нил Армстронг, Клинт Иствуд, Джордж Лукас, Зия уль Хак (бывший президент Пакистана) и много других известных людей.

Летом 2005 писать (и доводить до совершенства) программы для iPhone уже имело смысл, но запас времени еще был.

Через полгода он пообщался со Стивом (Стив обязательно лично говорил со всеми, кому он поручал что-то особенно важное), подписал несколько ужасающих NDA (соглашений о неразглашении), и…

В 2008 Mobile Safari стал самым популярным мобильным браузером в США, а в декабре 2007 Франсиско ушел из Apple, планируя создать стартап. По его словам, “мобильный браузер получился, он был успешен, можно переходить к чему-то более интересному”.

К этому моменту уже была выбрана архитектура (ARM11, набор инструкций ARMv6), и скорее всего, уже определились с процессором: ARM1176JZ(F)-S.

Исходной системой стала одна из версий Mac OS 10.4 Tiger, но когда началась работа над Mac OS 10.5 Leopard, основой будущей “OS X” стал Леопард.

Продолжение следует

Обсудить историю Apple вы можете в нашем Telegram-чате.

Лучший комментарий

 
Авторизуйтесь Чтобы оставить комментарий