Тайфун по имени Эллен

3

Одно из событий августа 1996 года стало началом целой цепочки драматических событий, последствия которых стали роковыми для многих компаний, и фатальными для Be, Inc.

В августе 1996 года Apple Computer обещала выпустить первый релиз новой операционной системы Copland для разработчиков, DR1. DR0, “нулевой” релиз, попавший в руки узкого круга приближенных к Apple за месяц до этого, был не слишком удачен.

Но он не был ни безнадежным, ни абсолютно ужасным, как об этом пишут в популярных и поверхностных источниках те, кто никогда не видел эту систему. Это была ранняя бета, где баги, недоработки и неудачные решения обязательны и неизбежны.

На Apple Computer не все было благополучно. Мягко говоря, компания шла вразнос. Это не могло не сказаться и на благополучии “самого главного проекта компании”, современной операционной системы. Для разработки Copland было организовано целое направление, во главе с директором, число занятых в проекте уже превысило пять сотен человек, и продолжало быстро расти.

Вокруг Copland и его разработчиков очень много мифов, я планирую серию статей об этом проекте – с ним надо разбираться. Остановимся на том, что проект не был глупой тратой времени, он был очень неплох. Проект страдал от отсутствия адекватного управления, был дезорганизован, никто не удосужился определить приоритеты и отделить главное от менее главного.

Классическая ситуация, предмет изучения в школах менеджеров. Проект надо было взять под контроль, навести в нем порядок и довести его до успешного завершения. Для этого был нужен сильный и опытный менеджер, и Гил Амелио знал кому это поручить. Эллен Хэнкок, вместе с которой он вытащил с того света National Semiconductor.

Продолжение. Начало, предыдущие части здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь, здесь и здесь.

Эллен Хэнкок

До прихода в National Semiconductor, Эллен 29 лет проработала в IBM, прошла путь от рядового инженера до главы отделения сетевых технологий компании. С отделением было не все в порядке, и через несколько лет после ухода Эллен оно было продано Cisco.

Её приход в National Semiconductor довольно загадочен. Гибнущая компания задолжала IBM 5 миллионов, и Эллен Хэнкок, вроде бы, поручили эти 5 миллионов вернуть. По моему, так дела не делаются, и подробностей нет. Будто бы она справилась с этой задачей, но в IBM не вернулась.

Эллен Хэнкок (вторая справа)

Данных нет. Если судить беспристрастно, кроме непроверенных слухов и убийства Copland на неё у нас ничего нет. Гил Амелио был доволен её вкладом в спасение Nat’l Semi, считал её сильным и волевым менеджером, владеющим (в отличие от него, физика и специалиста по полупроводникам) предметной областью и способным вернуть Copland на правильный путь.


По словам Скалли, проект Copland был хаотическим набором из десятков несвязанных между собой звеньев, которые, по мнению их участников, когда-нибудь и по волшебству, должны были слиться воедино. Только никто не знал как и когда.

Он пригласил Эллен на пост CTO (Chief Technology Officer, что примерно соответствует должности главного инженера компании) в Apple, и поручил ей спасти Copland. В июле 1996 года она переехала в Купертино, и приступила к выполнению обязанностей CTO.

Меньше чем через месяц после её вступления в должность, в августе 1996 года, Apple Computer должна была представить публике Copland DR1 (Developer Release). О месте и времени события было объявлено заранее. Зал был полон. Журналисты, разработчики, главы заинтересованных компаний.

Вместо Copland DR1, Эллен сообщила залу о неспособности Apple Computer создать современную операционную систему, о полной потери управляемости проекта, который закрывается. Apple Computer приобретет новую операционную систему на стороне.

А пока компания будет искать донора и договариваться с ним, будут выпущены апгрейды System 7.

До этого у Apple Computer были проблемы, иначе ей не вызвали бы “доктора” (доктор Амелио считался опытным кризисным управляющим), но темные полосы случаются у всех компаний – это неизбежно.

После выступления Эллен Хэнкок началось неконтролируемое падение Apple Computer, в 1996 году доля Apple на рынке персональных компьютеров упала с 7,9% до 5,2%. Треть доли на рынке Apple потеряла за четыре последних месяца этого года.

Падение было результатом нескольких обстоятельств, но веру в Apple пошатнуло именно покаяние Эллен.

Еще одним поводом стал PowerBook 5300. На рекламу этого ноутбука (кстати, весьма даже неплохого) компания потратила огромные деньги. В нескольких сериях Mission Impossible, у всех положительных героев были PowerBook 5300, а у злодеев – IBM ThinkPad. Обошлось это Apple в несколько десятков миллионов. Плюс ролики на ТВ и развороты в глянцевых журналах. В рекламе ноутбук называли “горячим”, не подозревая что предсказывают его судьбу.

Вскоре после начала продаж стало известно о том, что PowerBook 5300 стал причиной пожара, с человеческими жертвами. Потом случилось еще несколько самовозгораний PB 5300, с менее тяжелыми последствиями. Расследование установило виновного, им были литий-ионные батареи производства Sony. Они были безопасны, но одна их партий этих аккумуляторов оказалась бракованной. Apple отозвала тысячу PowerBook 5300, их выпуск был прекращен.

Об этом писали даже у нас: статья называлась “Ноутбуки от Apple пожароопасны”. И ни слова о бракованной партии аккумуляторов от Sony. Вот какие они, ноутбуки от Apple!

Поиск операционной системы

Эллен мечтала приобрести для Apple операционную систему Sun Solaris, а саму Apple продать Sun Microsystems. Гил Амелио был готов выбрать Windows NT, которую незадолго до описываемых событий портировали на PowerPC. Деморализованным инженерам Apple оставалось бы только повесить над NT Mac’овский интерфейс, с чем они, по мнению Гила и Эллен, должны были справиться.

Амелио вел переговоры с Гейтсом, но информация об этом решении просочилась в прессу, и доводить это решение до соглашения (Гейтс был согласен) не стал.

Следующей на очереди была BeOS. План B.

Удивительно, но факт: в мире есть специалисты, способные оценить все, что угодно.

По мнению экспертов (их еще и много!), Be, Inc стоила от 50 до 80 миллионов. Жан-Луи, узнав об этом, был в шоке – у компании, в очередной раз, не было денег. Нельзя ли часть этой суммы получить наличными? – спрашивал сотрудников ехидный Жан-Луи.

Вскоре ему позвонил Гил Амелио, и предложил за операционную систему и компанию 120 миллионов долларов. За Be, Inc, в которой работало 55 человек, и за BeOS. Как положено, Жан-Луи предложил свою цену, 275 миллионов.

Apple Computer предложила 200 миллионов. Если бы Жан-Луи не уперся, BeOS стала бы Mac OS X, а он, если бы захотел, мог бы вернуться в компанию, где провел лучшие и такие беззаботные годы… Чем бы все кончилось, я не знаю – но BeOS была сильной системой, а Жан-Луи только с виду такой мягкий и добрый. Попробовать, что ли, жанр альтернативной фантастики?

Жан-Луи считал, что другого выбора у Apple нет. Но кое-что он не учел. Стив Джобс уже пронял, что всерьез управлять сразу двумя компаниями он не сможет, и выбрав Pixar, был в поиске интересных предложений. У Амелио, внезапно, появился “план A”.

Судьба будущего Mac OS решилась на встрече Жана-Луи, Стива и Гила, в присутствии Эллен. Стив провел мощную и убедительную презентацию, одну из лучших в его жизни, а Жан-Луи, уверенный что у NeXT нет никаких шансов и что эта встреча – формальность, к презентации был не готов.

Результат этой встречи, как мне кажется, вам известен.

Apple Computer заплатила за NEXTSTEP/OPENSTEP, NeXT Software и Стива Джобса 429 миллионов долларов. Потом…

Что было потом, я напишу – но не в следующий раз. О том как Apple вошла в штопор, и во что ей обошелся выход из него, нужно писать отдельную серию.

В продолжениях: открытое письмо Жана-Луи от 5 февраля 1997 года, прекращение проекта BeBox, союз с Power Computing и BeOS на Intel.

Лучший комментарий

3 комментария Оставить свой

  1. 0

    Это просто праздник какой-то!

  2. 0

    Подскажите, есть и где это можно заново перечитать одним текстом?

Авторизуйтесь Чтобы оставить комментарий