Цветной NeXTcube

3

Знатоки возразят, и будут правы: такой модели не было. Это одна из конфигураций того же самого, обычного, NeXTcube. В цветной “куб” можно было превратить и NeXT Computer. Но сути это не меняет: результат был потрясающий.

Продолжение. Предыдущие серии здесь, здесь, здесь, здесь, здесь и здесь, здесь, здесьздесь.

В предыдущей части мы поговорили про NeXTstation Color, черный компьютер в корпусе чуть выше корпуса Macintosh Centris 610, впервые в истории предоставивший обычным “продвинутым” пользователям доступ к 16-битной настоящей цветности. Всего за 7 995 долларов, теоретически. (Диск в 105 мегабайт надо было либо заменить на диск большей емкости, либо приобрести внешний).

16-битный цвет, выглядящий на экране почти как 32-битный, был находкой для инженеров, медиков, конструкторов, ученых, рекламщиков. Но для тех, кому требовалась настоящая, бескомпромиссная цветная графика, этого было недостаточно.

Судя по косвенным данным, в 1987 году команда специалистов по компьютерному цвету занималась исключительно бескомпромиссным, 16-битным, решением. NeXTstation не было даже в проекте, и задача была из разряда “mission impossible”. Затем кто-то, достаточно сумасшедший чтобы прийти к такому решению, и обладающий достаточной властью чтобы превратить его в реальный проект, запустил в разработку цветной вариант NeXTstation.

Основной вариант был готов позже, чем второстепенный – но именно он породил бурю в компьютерной индустрии, толкнув конкурентов на подвиги и став для них чем-то вроде зайца, которого на большой скорости везут перед стаей беговых собак.

NeXTdimension

Название переводится как “следующее измерение”. Вот так, даже не другое: независимо от того, в какие иные измерения им удалось проникнуть, силой интеллекта, фантазии или других нематериальных явлений, клиентам предлагалось “следующее измерение”.

Это плата расширения, для шин расширения NuBus и NeXTbus, превращающая NeXTcube и его предшественника кубической формы в рабочую станцию с поддержкой цвета не хуже чем у более дорогих специализированных рабочих станций.

Построена она была вокруг Intel i860, 64-битного RISC-процессора, с производительностью в 60-80 MFLOPs. В те времена даже 10 MFLOPs были чудом. Это миллионы операций над числами с плавающей запятой. Процессор был создан в 1989 году, всего через четыре года после озвученной Стивом Джобсом мечты Пола Берга о компьютере “3М”, где одна из “эм” обозначала “один миллион мегафлоп”.

В NeXTdimension использовался Intel i860 с тактовой частотой в 33 МГц.

Плата включалась в один (любой) из слотов расширения куба (как в NeXTcube, так и в NeXT Computer), потребляла стандартные для расширений 25 ватта, и сама настраивала себя для работы с главной платой компьютера.


На плате размещались 8 мегабайт оперативной памяти расширения (расширяемые до 32 мегабайт), 4 мегабайта видеопамяти, контролеры для входа и выхода S-Video, вывода RGB, и много чего еще.

В “следующем измерении” была реализована неполная поддержка Mach, и самая полная поддержка PostScript.

У NeXT были грандиозные планы на это расширение, так и не сбывшиеся – в NeXTdimension так и не появилась реализация Display PostScript, работа над новой версией NeXTdimension была прекращена в 1993 году.

Хватит чисто технических подробностей, поговорим о результатах.

NeXTdimension работала с 32-битной графикой на дисплее с разрешением в 1120х832 быстрее, чем NeXTcub управлялся c 2-битной графикой на обычном MegaPixel.

18 сентября 1991 года, Стив продемонстрировал, фактически, дополненную реальность: его изображение подавалось на видеовход NeXTcube с бета-версией NeXTdimension, а на выходе и на экране он отображался в реальном времени, с волшебником страны Оз (или, как говорили в начале 90-х, “с волшебником страны ноль-три”, это номер вызова скорой помощи).

Стоило “следующее измерение” 7 115 долларов.

За NeXTcube с предустановленной платой NeXTdimension, брали примерно 15 тысяч. Но 105-мегабайтного диска для очень цветной рабочей станции было не просто мало, а мало катастрофически.

Все кубики NeXT – цветные

Подключение NeXTdimension в расширение любого из кубов от NeXT, без лишних действий со стороны обладателя куба и этой платы, превращало “персональную рабочую станцию” в компьютер в бескомпромиссными возможностями в управлении цветом.

Это уже была машинка для профессионалов в области компьютерной графики, анимации и много чего еще. Её продажи могли бы быть намного большими, если бы не Стив: насколько мне известно, Pixar не приобрела ни одного цветного NeXT.

Допускаю, что Стив уже просто не мог на них смотреть, и что рабочие станции от Silicon Graphics на порядок превосходили куб, но… Это было бы убедительно, даже если было бы не совсем правдой (и их использовали бы исключительно для деловой переписки).

Впрочем, не моя область, и судить не берусь.

Наилучший эффект достигался при установке NeXTdimension в NeXTcube. 68040 в три раза превосходил 68030 в первом кубе по производительности, а главный процессор комплекса участвовал в цветной магии.

Старый куб можно было проапгрейдить до NeXTcube, заменив главную плату на новую.

Старую плату нужно было предъявить при покупке апгрейда, и вернуть её на NeXT, но зато стоил апгрейд всего 1 495 долларов. В этом случае производительность комплекса почти не отличалась от NeXTcube+NeXTdimension.

Единственное ограничение, которое невозможно было обойти – NeXTdimension работала только под NeXTSTEP 2.1 или выше. Лучше в NeXTSTEP 2.2.

И, любой куб от NeXT, с установленным расширением NeXTdimension, мог работать с двумя мониторами (черно-белым и цветным) одновременно, при этом их экранные пространства становились объединялись в общее, в зависимости от желания пользователя соединяясь по горизонтали или по вертикали.

Intel RISC’ует и… проигрывает

RISC-процессор Intel i860 (он же — 80860) применялся не только в NeXTdimension, 60-80 мегафлоп в те годы были сильным аргументом, но, несмотря на успех, коммерческого успеха не имел.

По словам Энди Гроува, главы Intel, в 90-е клиенты не могли понять, каким путем пойдет Intel, и на какой из процессоров “ставить” – что использовать в своих разработках?

В тот момент компания продвигала, одновременно, 80486 и 80860.

Предыдущие попытки Intel перейти на новую архитектуру тоже закончились неудачей. На память приходят iAPX 432 в начале 80-х и RISC-процессоры семейства Intel i960 в конце 80-х и начале 90-х.

Все эти архитектуры были замечательны, но что-то пошло не так, и успеха они не имели.

Фред Поллак, главный инженер команды разработчиков iAPX 432 и главный архитектор i960, вплоть до выхода в свет разработанного им Pentium Pro (80686) ни разу не достиг успеха.

В конце концов, на Intel пришли к выводу, что практическая сторона важнее идеологии, и перестали тратить десятки миллионов на “грандиозные проекты”, и…

Продолжение следует, давно пора разобраться с Display PostScript…

Лучший комментарий

3 комментария Оставить свой

  1. 2

    Спасибо Олег!

  2. 2

    Жду продолжения👍👍👍

Авторизуйтесь Чтобы оставить комментарий