[Стив Джобс. Биография.] Глава 10. Часть первая. Дитя Джефа Раскина.

0

[Стив Джобс. Биография.] Глава 10. Часть первая. Дитя Джефа Раскина..

Дитя Джефа Раскина

Джеф Раскин имел тот тип характера, который мог одновременно восхищать Стива Джобса и раздражать его. Получилось так, что он мог вызывать у Стива самую разную реакцию. Раскин имел философский склад ума и мог быть то по-детски игривым, то серьезным и жестоким. Он изучал информатику, преподавал музыку и графическое искусство, дирижировал в камерной опере и имел опыт создания партизанского театра. В своей диссертации за 1967 год, которая была написана в Университете Сан-Диего, он утверждал, что компьютеры должны иметь не текстовый, а графический пользовательский интерфейс. Когда Раскину надоело преподавать, он взял напрокат воздушный шар, взлетел в воздух и, пролетая мимо ректорского дома, прокричал ему о своем решении уволиться.

Когда Джобс в 1976 году искал человека для написания пользовательского руководства Apple II, он позвонил Раскину, который тогда владел небольшой консалтинговой компанией. Раскин приехал в гараж, увидел Возняка, колдующего у верстака, и получил от Джобса предложение написать руководство за 50 долларов. В конечном итоге он был назначен руководителем издательского отдела Apple. Раскин мечтал построить недорогой компьютер для широких масс, и в 1979 году именно он убедил Майка Маркуллу назначить его руководителем небольшой группы разработчиков, которая трудилась над проектом под кодовым названием «Annie». Так как Раскин считал, называть компьютеры женскими именами было проявлением сексизма, он переименовал проект в название своего любимого сорта яблок – Mcintosh. Но чтобы избежать конфликтов с производителем аудиооборудования Mcintosh Laboratory, он изменил написание название, добавив в него одну букву. В конечном итоге проект стал называться Macintosh.

Раскин представлял себе машину, которая будет стоить 1000 долларов и являться простым в использовании бытовым прибором, где компьютер, экран и монитор будут единым устройством. Чтобы снизить цену, он предложил использовать крошечный пятидюймовый экран и очень дешевый (и недостаточно мощный) микропроцессор Motorola 6809. Раскин, считавший себя философом, записывал свои мысли о новом продукте в быстро заполнявшемся блокноте, который он назвал «Книга Макинтоша» (The Book of Macintosh). Время от времени он выпускал и манифесты на компьютерную тему. Один из них назывался «Компьютеры для миллионов» и начинался со слов:

«Если персональные компьютеры станут по-настоящему персональными, это будет означать, что в каждой семье должен будет иметься компьютер»

В течение всего 1979 года и в начале 1980 проект Macintosh не имел существенной значимости. Каждые несколько месяцев он был близок к закрытию, но каждый раз Раскину удавалось уговорить Марккулу проявить милосердие к его детищу. Команда состояла всего из четырех инженеров, располагавшихся в первоначальном офисе Apple недалеко от ресторана Good Earth. Это было всего в нескольких кварталах от недавно построенного нового здания компании. Рабочее пространство было захламлено большим количеством игрушек и радиоуправляемых моделей самолетов (один из объектов вожделения для Раскина), что делало его похожим на школу продленного дня для гиков. Время от времени работа прерывалась и уступала место плохо организованной игре Nerf. Энди Херцфилд вспоминает:

«Сотрудники окружали свои рабочие места баррикадами, сделанными из картона, чтобы защищаться от нападений. В результате эта часть офиса выглядела как картонный лабиринт»

Звездой команды был светловолосый, ангелоподобный инженер-самоучка с бурным нравом Баррел Смит, который восхищался работой Возняка и пытался добиться таких же успехов на ниве программирования. Аткинсон узнал Смита, когда тот работал в сервисном отделе, и восхитился его способностью к импровизации при исправлении ошибок. Впоследствии Аткинсон рекомендовал этого молодого человека Раскину. Позднее Смит попадет в сумасшедший дом с диагнозом «шизофрения», но в начале восьмидесятых ему еще удавалось направлять свою маниакальную энергию в создание шедевров инженерного труда.

Джобса восхищало то видение, которое исповедовал Раскин, но он не хотел мириться с компромиссами, на которые Раскин хотел идти, чтобы снизить стоимость продукта. В результате осенью 1979 года Джобс поручил ему сосредоточить основное внимание на создании продукта, который он позднее будет называть «безумно великолепным». «Не волнуйся из-за цены, просто обозначь для себя возможности компьютера», сказал ему Джобс. Раскин ответил ему саркастичной запиской, где перечислил все, чего любой человек хотел бы видеть в любом персональном компьютере: цветной дисплей высокого разрешения, принтер с поддержкой работы с лентой, способный печатать по одной цветной странице в секунду, неограниченный доступ к сети ARPA, а также способность распознавать речь и синтезировать музыку. Помимо этого, этот компьютер должен был «даже симулировать пение Карузо с хором мормонского храма с переменной реверберацией». В заключение записки Раскин отметил: «Начинать создавать продукт, перечисляя его способности, это нонсенс. Начать нужно с ожидаемой цены, после чего обозначить перечень способностей, принимая во внимание ситуацию с технологиями, доступными сегодня и в ближайшем будущем». Иными словами, Раскин не особо благоговел перед верой Джобса в то, что можно исказить реальность, испытывая к создаваемому продукту достаточное количество страсти.

Поэтому столкновения между ними были неизбежны, особенно после того как Джобса вывели из проекта Lisa в сентябре 1980 года, а он в свою очередь начал искать для себя новое занятие. Было неудивительно, что выбор его пал на проект Macintosh: он не мог равнодушно воспринимать манифесты Раскина о недорогой машине для масс, обладающей удобным пользовательским интерфейсом и лаконичным дизайном. Также было очевидно, что после того как Джобс возглавил разработку этого проекта, дни Раскина были сочтены.

«Стив начал поступать так, как хотелось ему самому, и Джеф начал выражать недовольство, результат которого был изначально очевиден для всех», вспоминает член команды Macintosh Джоанна Хоффман.

Первый конфликт был связан с тем, что Раскин хотел использовать недостаточно мощный микропроцессор Motorola 6809. Следующее столкновение произошло на почве того, что Раскину хотелось сохранить цену Mac ниже отметки в 1000 долларов, а Джобс всерьез вознамерился создавать безумно великолепную машину. Так, Джобс начал призывать к переходу на более мощный процессор Motorola 68000, который в то время использовался на Lisa. Перед рождеством 1980 года, не поставив в известность Раскина, он поручил Баррелу Смиту подготовить видоизмененный прототип, оснащенный более мощным чипом. Вдохновляясь своим кумиром Возняком, Смит с головой погрузился в работу и не покидал своего рабочего места в течение трех недель, модернизируя программное обеспечение. Когда он с успехом закончил свою работу, Джобс смог обеспечить переход на Motorola 68000, а Раскину пришлось стиснуть зубы и пересчитать стоимость Mac.

На кон на этот раз было поставлено нечто большее. Более дешевый микропроцессор, на использовании которого настаивал Раскин, не был способен обеспечивать нормальную работу всех аспектов пользовательского интерфейса: окон, меню, мыши и так далее, то есть всего того, что команда инженеров увидела во время своего визита в Xerox PARC. Раскин призвал всех инженеров сходить в Xerox PARC, и ему очень понравилась идея использования растрового экрана с окнами. В то же время его совсем не прельщала симпатичная графика и иконки, а идея использования указывающего устройства вместо клавиатуры и вовсе раздражала его.

«Некоторых инженеров, занимавшихся проектом, бесконечно восхищала перспектива выполнения всех задач при помощи одной мышки, – позднее вспоминал он. – Еще один пример – это абсурдное применение иконок. Икона – это символ, равно непостижимый во всех человеческих языках. Именно поэтому люди придумали фонетические языки»

Бывший ученик Раскина Билл Аткинсон занял сторону Джобса. Они оба хотели использовать мощный процессор, который мог бы поддерживать сложную графику и возможность использования мыши.

«Стиву пришлось забрать этот проект у Джефа, – говорит Аткинсон. – Джеф был слишком несговорчив и упрям, и Стив правильно поступил, отобрав у него этот проект. В конечном итоге получившийся результат оказался гораздо лучше»

Разногласия перестали носить чисто рабочий характер и перешли в столкновения на личностной почве. Однажды Раскин сказал:

«Мне кажется, ему доставляет удовольствие, когда люди прыгают, если он скажет им «Прыгайте!». Я чувствовал, что ему нельзя доверять, и что ему не нравится, когда кто-то смотрин на него, не воображая себе нимба над его головой»

Джобс отозвался о Раскине не менее критично:

«Джеф всегда был очень напыщенным и не особо много думал о пользовательском интерфейсе. Поэтому я решил взять у него несколько очень толковых людей, таких как Аткинсон, добавить в команду своих сотрудников, забрать себе этот проект и создавать более доступную по цене версию Lisa, а не просто груду барахла»

Некоторые члены команды считали, что с Джобсом просто невозможно работать. «Казалось, что Джобс специально провоцировал напряжение и конфликты в коллективе, вместо того чтобы смягчать обстановку, – писал один инженер в записке Раскину в 1980 году. – Мне очень приятно общаться с ним, я восхищаюсь его идеями, прагматическим мышлением и энергетикой. Но мне просто не кажется, что он создает в нашем коллективе доверительную, расслабленную атмосферу взаимовыручки, которая мне необходима».

0 комментариев

Авторизуйтесь Чтобы оставить комментарий