[Стив Джобс. Биография.] Глава 14. Часть первая. Ухаживание.

8
[Стив Джобс. Биография.] Глава 14. Часть первая. Появление Скалли.Ухаживание

Майк Марккула никогда не хотел быть президентом Apple. Ему нравилось проектировать свои новые дома, управлять частным самолетом и жить на дивиденды со своих акций. Чем ему никогда не хотелось заниматься, так это разруливанием конфликтов и лавированием между гипертрофированными эго членов менеджмента. В эту должность он вступил нехотя, после того как ему пришлось уволить Майка Скотта, но он сразу пообещал своей жене, что это будет временно. К концу 1982 года, то есть два года спустя, супруга приказала ему немедленно найти себе замену.

Джобс знал, что еще не был готов возглавить компанию самостоятельно, даже несмотря на то, что в глубине души у него было желание попытаться. Но, невзирая на всю заносчивость и амбициозность, он все же смог найти в себе силы реально оценить свои способности. Марккула согласился и сказал Джобсу, что тот еще слишком неопытен для того, чтобы стать президентом Apple. И поэтому было решено поискать кого-нибудь на стороне.

Больше всего они хотели заполучить Дона Эстриджа – человека, который с нуля создал подразделение IBM по производству персональных компьютеров и запустил на рынок  PC. И хотя Джобс со своей командой отзывался об этой машине пренебрежительно, по своим продажам она все же обошла продукты Apple. Рабочее место Эстриджа располагалось в городе Бока-Рейтон (штат Флорида), вдалеке от основного офиса компании, который базировался в Армонке (штат Нью-Йорк). Как и Джобс, он служил катализатором процессов и источником вдохновения для окружающих. Однако, в отличие от Джобса, он имел способность позволять другим сотрудникам считать, что его удачные идеи принадлежат им. Джобс прилетел в Бока-Рейтон, чтобы предложить Эстриджу работу с заработной платой в 1 миллион долларов и с премией такого же размера. Эстридж отверг это предложение. Он сказал, что не является тем типом беспринципного руководителя, который может, продавшись за тридцать сребреников, переметнуться в лагерь неприятеля. Кроме того, ему нравилось являться частью истеблишмента: служить во флоте, а не быть пиратом, как бы выразился Джобс. Поэтому истории о том, что когда-то Джобс нанес убытки телефонной компании, не вызывали у него ничего кроме раздражения. Когда Эстриджа спрашивали, где он работал, название компании IBM он произносил с нескрываемой гордостью.

Поэтому Джобс и Марккула поручили энергичному корпоративному кадровику Герри Рошу найти кого-нибудь еще. На этот раз было решено не зацикливаться на топ-менеджерах из технологической отрасли: они задались целью найти специалиста по маркетингу потребительских товаров, который бы разбирался в рекламе и обладал безупречной корпоративной репутацией, ценящейся на Уолл-Стрит. Рош остановил свой взор на самом желанном маркетологе того времени – Джоне Скалли, президенте подразделения компании PepsiCo по продаже Pepsi-Cola. В то время организованная им кампания Pepsi Chal­lenge стала настоящим триумфом в рекламном мире. Когда Джобс выступал перед студентами Стэнфордской бизнес-школы, он услышал много хорошего о Скалли, который выступал там годом раньше. Поэтому Джобс сказал Рошу, что был бы очень рад встретиться с этим человеком.

Биография Скалли очень отличалась от жизненного пути Джобса. Его мать была респектабельной матроной из фешенебельного района Манхеттена, которая, выходя в свет, надевала белые перчатки. Отец же его был успешным юристом с Уолл-Стрит. Скалли отправили учиться в школу St. Mark’s, после чего он получил степень бакалавра в Brown и ученую степень в сфере бизнеса в Wharton. Далее он сделал успешную карьеру в PepsiCo, будучи новатором в области маркетинга и рекламы и не обладая при этом большой страстью к разработке продуктов и информационным технологиям.

Скалли отправился в Лос-Анджелес, чтобы отпраздновать рождество со своими двумя детьми подросткового возраста от предыдущего брака. Он посетил вместе с ними компьютерный магазин и был поражен тем, насколько неуклюже продвигались эти продукты на рынке. Когда дети спросили, почему его это так заинтересовало, он сказал, что планирует отправиться в Купертино, чтобы встретиться со Стивом Джобсом. Детей это повергло в настоящий шок. Хотя они выросли среди кинозвезд, Джобс являлся для них настоящей знаменитостью. Это заставило Скалли более серьезно отнестись к перспективе того, чтобы устроиться на работу в качестве начальника этого человека.

Когда Скалли прибыл в головной офис Apple, его поразило невзрачное убранство кабинетов и царящая повсюду непринужденная атмосфера. «Люди там были одеты еще более неформально, чем обслуживающий персонал в PepsiCo», вспоминает он. Во время обеда, когда Джобс нехотя ел свой салат, Скалли заявил, что, по мнению большинства топ-менеджеров, компьютеры являются источником головной боли и не оправдывают своей высокой цены. Внезапно Джобс настроился на евангелический лад.

«Мы хотим изменить то, как люди пользуются компьютерами», сказал он.

По дороге домой Скалли суммировал свои мысли, сидя в самолете. В результате получилась восьмистраничная записка о том, как продвигать компьютеры среди потребителей и менеджеров из сферы бизнеса. Документ имел достаточно поверхностную сущность и пестрел подчеркнутыми фразами, графиками и диаграммами, но в нем чувствовался новоприобретенный энтузиазм Скалли в желании найти способы того, как продавать что-то более интересное, чем газированную воду. В число его рекомендаций входили следующие: «Инвестировать в мерчендайзинг в магазинах, который бы позволил влюбить потребителя в потенциал Apple, направленный на обогащение его жизни!». Он по-прежнему не решался уйти из Pepsi, но Джобс очень сильно его заинтриговал.

«Меня поразил его молодой, целеустремленный гений, и мне была приятна мысль о том, что я смогу получше с ним познакомиться», вспоминает он.

Поэтому Скалли согласился снова встретиться с Джобсом, когда тот приехал в Нью-Йорк в январе 1983 года на презентацию Lisa в Carlyle Hotel. После того как закончился день непрекращающихся интервью для прессы, команда Apple с удивлением увидела, как в номер заходит незапланированный гость. Джобс ослабил галстук и представил Скалли как президента Pepsi и потенциального крупного клиента в корпоративной сфере. После того как Джон Кауч продемонстрировал Lisa, Джобс разразился фейерверком комментариев, рассыпаясь своими любимыми словами: «фантастический», «революционный», и заявляя, что эта машина преобразит природу взаимодействия человека с компьютером.

Затем они направились в ресторан Four Seasons, и пока Джобс уплетал специальное веганское блюдо, Скалли рассказывал ему о маркетинговых успехах Pepsi. По его словам, кампания «Поколение Pepsi» продавала не продукт, а образ жизни и оптимистичную позицию. «Я думаю, что у Apple есть шанс создать «Поколение Apple», сказал Скалли, и Джобс активно согласился. Кампания же Pepsi Challenge наоборот была сосредоточена на самом продукте: она сочетала в себе рекламу, мероприятия, пиар и искусственно спровоцированную шумиху. Способность превратить запуск нового продукта в событие национального масштаба, как признается Джобс, было тем, что они с Реджисом Маккеной хотели сделать в Apple.

Когда парочка закончила свой разговор, за окном уже была полночь.

«Это был один из самых удивительных вечеров в моей жизни, – сказал Джобс, когда Скалли провожал его обратно до отеля Carlyle. – Я даже описать не могу, сколько удовольствия я сегодня получил»

Когда Скалли в ту ночь добрался до своего дома в Гринвиче (штат Коннектикут), он едва смог заснуть. Иметь дело с Джобсом было куда приятней и увлекательней, чем с производителями газировки. «Эта встреча зарядила меня энергией, пробудило таившееся внутри желание стать архитектором идей», отмечал он позже. На следующее утро у Скалли зазвонил телефон, и он услышал голос Роша:

«Не знаю, чем вы там вчера вечером занимались, но я тебе доложу: Стив Джобс пребывает в полном экстазе!»

Так продолжался период ухаживания, во время которого Скалли пытался набивать себе цену. Однако тогда уже чувствовалось, что заполучить его в Apple будет хоть и сложно, но не совсем уж невозможно. Однажды в февральскую субботу Джобс полетел на восток и арендовал лимузин, чтобы прокатиться до Гринвича. Дизайн недавно построенного особняка Скалли его просто поразил. Дом обладал огромными окнами от пола до потолка, а также имел громадные дубовые двери весом по 45 киллограммов каждая, которые при этом были подвешены и отбалансированы так, что открывались легким нажатием пальца. «Стива это очень поразило, потому что он, как и я, оказался большим перфекционистом», вспоминает Скалли. С этого начался несколько нездоровый процесс, когда самодовольный Скалли открывал в Джобсе качества, которые ценил и в самом себе.

С Джоном Скалли, 1984 г.

С Джоном Скалли, 1984 г.

Скалли обычно водил Cadillac, но чтобы угодить вкусам гостя, позаимствовал у своей жены кабриолет Mercedes 450SL, на котором отвез Джобса на экскурсию по головному офису Pepsi. Здание расположилось на площади 58 гектаров – гигантской территории в сравнении с офисом Apple. Для Джобса это олицетворяло различия между новой цифровой экономикой и корпоративным истеблишментом Fortune 500. Извилистая тропа вела их мимо тщательно остриженных полей и сада скульптур (включая работы Родена, Кальдера, Мура и Джакометти) и в конце концов привела к зданию из бетона и стекла, спроектированному Эдвардом Дюреллом Стоуном. В огромном кабинете Скалли имелся персидский ковер, девять окон, небольшой садик, отдельный рабочий кабинет и собственная ванная комната. Когда Джобс увидел корпоративный фитнес-центр, он был поражен тем, что у топ-менеджеров была своя зона с собственным бассейном, отделенная от территории, предназначенной для обычных работников. «Это же нелепо», сказал тогда он. Поколебавшись, Скалли с ним согласился. «На самом деле, я был против этого, и иногда я хожу заниматься в зону для обычных сотрудников», говорил он.

Следующая их встреча состоялась несколько недель спустя в Купертино, когда Скалли остановился в городе, возвращаясь с корпоративного собрания Pepsi в Майами. Менеджер по маркетингу Macintosh Майк Мюррей подготовил коллектив к визиту знатного гостя, хотя о повестке дня встречи он осведомлен не был.

«Могло статься так, что PepsiCo будет закупать тысячи «Маков» в течение следующих нескольких лет, – отметил он в записке для сотрудников отдела Macintosh. – За последний год г-н Скалли и некий г-н Джобс успели стать близкими друзьями. Г-н Скалли считается одним из самых талантливых специалистов по маркетингу в высшей лиге. Поэтому давайте сделаем так, чтобы он хорошо провел здесь время»

Джобс хотел, чтобы Скалли разделил его восторг по поводу Macintosh.

«Этот продукт для меня значит гораздо больше, чем все остальное, что я когда-либо делал, – сказал он. – Я хочу, чтобы ты стал первым человеком не из Apple, который увидит его»

В своей драматичной манере он извлек прототип из винилового чехла и продемонстрировал его. Скалли запомнил самого Джобса не меньше, чем его машину:

«Он больше походил на шоумена, чем на бизнесмена. Казалось, каждое его движение было выверено, как будто он не раз репетировал, чтобы превратить это мгновение в яркое событие»

Джобс поручил Херцфилду и команде подготовить специальный большой экран, чтобы произвести на Скалли самое ошеломительное впечатление во время презентации.

«Он очень умен, – говорил коллегам Джобс. – Вы не поверите, насколько он умен»

В то же время объяснение, основанное на том, что Скалли может закупить для Pepsi много «Макинтошей», казалось Херцфилду не особо достоверным. Однако Сюзан Кэйр согласилась подготовить заставку, в которой крышки от бутылок Pepsi танцевали вместе с логотипом Apple. Херцфилд был так воодушевлен, что во время показа заставки энергично махал руками. Тем не менее, на Скалли это представление не произвело должного впечатления. «Он задал несколько вопросов, но было видно, что он не сильно этим заинтересован», вспоминает Херцфилд. Он никогда не скрывал свой неприязни к Скалли.

«Это был чрезвычайно заносчивый человек, типичный позер, – признался Херцфилд поздней. – Он притворялся, что интересуется технологиями, но это было не так. Он всегда был спецом по маркетингу, а такие ребята все одинаковые – проплаченные позеры»

Взять быка за рога Джобс решил во время своего визита в Нью-Йорк в марте 1983 года, когда ему удалось обернуть затянувшееся ухаживание в долгожданный роман.

«Я действительно считаю, что ты нам лучше всего подходишь, – сказал он Скалли, когда они прогуливались по центральному парку города. – Я хочу, чтобы ты пришел в нашу компанию и работал вместе со мной. Я так многому смогу от тебя научиться»

Джобс, который имеет опыт развития отцовских чувств у нужных ему людей, уже догадывался, как можно потешить самолюбие Скалли. На этот раз он вновь одержал успех.

«Я был просто зачарован им, – поздней признавался Скалли. – Стив был одним из самых ярких людей, которых я встречал в жизни. Я разделял с ним страсть к генерированию новых идей»

Скалли, интересовавшийся историей искусств, отвез Джобса в музей «Метрополитан», чтобы проверить, действительно ли Стив готов учиться у других людей. «Я хотел посмотреть, насколько он готов к тому, чтобы кто-то повышал его образованность в предмете, о котором он не имеет хорошего представления», вспоминает он. Когда они прогуливались мимо греческих и римских предметов старины, Скалли подробно рассказывал о различиях между архаичными скульптурами шестого века до нашей эры и периклианскими скульптурами, созданными век спустя. Джобса, который успел лишь урывками нахватать исторических знаний, которые ему так и не дали в колледже, это засосало целиком. «Меня не покидало ощущение, что я являюсь учителем, которого слушает способный ученик», вспоминает Скалли. Это вновь дало ему повод считать, что они очень похожи с Джобсом:

«Я смотрел на него и понимал, что когда я был моложе, из зеркала на меня смотрело похожее лицо. Я тоже был нетерпелив, упрям, заносчив, целеустремлен. Мой мозг разрывался от обилия идей, зачастую во вред всему остальному. И я тоже очень нетерпимо относился к тем, кто не соответствовал моим требованиям»

Продолжая прогулку, Скалли признался Джобсу, что по выходным летал в Париж, чтобы на левом берегу Сены рисовать в своем альбоме. Скалли сказал, что если бы он не сделал карьеру бизнесмена, то стал бы художником. Джобс ответил, что если бы он не занимался компьютерами, то обязательно стал бы поэтом в Париже. Продолжая прогулку, они дошли до Бродвея и зашли в магазин Colony Records на Сорок девятой улице, где Джобс показал Скалли музыку, которая ему нравится. В число его любимых исполнителей входили Боб Дилан, Джоан Баэз, Элла Фицжеральд и джазовые исполнители Windham Hill. Далее он прогулялись до San Remo на Central Park West и Сорок четвертой улице, где Джобс собирался купить себе двухэтажный пентхаус в башне-высотке.

Переговоры между ними состоялись на одной из террас, за пределами пентхауса, где Скалли старался держаться поближе к стенам, потому что боялся высоты. Первым делом они обсудили финансовые вопросы. «Я сказал ему, что мне нужна зарплата в размере 1 миллиона долларов и еще столько же в виде премии», сказал Скалли. Джобс назвал такое требование вполне выполнимым.

«Даже если бы мне пришлось платить тебе из собственного кармана, мое решение все равно было бы положительным, потому что ты лучший человек, которого я когда-либо встречал, – сказал Джобс. – Я знаю, что ты будешь идеальным выбором для Apple, а Apple заслуживает самого лучшего»

Джобс добавил, что никогда раньше не работал под началом человека, которого бы по-настоящему уважал. В то же время он знал, что Скалли был одним из тех людей, у которых он бы многому смог научиться. После этого Джобс уставился на Скалли своим знаменитым пронизывающим взглядом.

Скалли предпринял последнюю неуверенную попытку отвертеться, произнеся, что, возможно, они могли бы просто остаться друзьями, и он мог бы регулярно давать Джобсу полезные советы. «В любое время, когда ты будешь в Нью-Йорке, я мог бы с удовольствием провести с тобой время». Но затем произошел тот исторический момент, который Скалли описывает следующим образом:

«Стив резко опустил голову и уставился на свои ботинки. После тяжелой и неловкой паузы он бросил мне вызов, который еще долго будет меня преследовать: «Ты собираешься потратить остаток своей жизни на то, чтобы торговать газировкой, или хочешь получить шанс изменить мир?»

Скалли почувствовал, будто бы кто-то с размаху дал ему под дых. Он так и не смог найти слов, чтобы возразить на это заявление.

«У него была фантастическая способность всегда получать то, что он хочет, заполучить себе нужного человека, причем он точно знал, как найти к этому человеку подход, – вспоминает Скалли. – Впервые за последние четыре месяца я точно знал, что просто не могу ему отказать»

Зимнее солнце клонилось к закату. Они покинули апартаменты и направились пешком через парк по направлению к отелю Carlyle.

Содержание:
Глава первая. Брошенный и избранный.
Глава 1. Часть первая. Усыновление.
Глава 1. Часть вторая. Кремниевая долина.
Глава 1. Часть третья. Школа.
Глава вторая. Странная парочка: два Стива.
Глава 2. Часть первая. Воз.
Глава 2. Часть вторая. Синяя коробка.
Глава Третья. Выбывший.
Глава 3. Часть первая. Крисанн Бреннан.
Глава 3. Часть вторая. Колледж Рид.
Глава 3. Часть третья. Роберт Фридланд.
Глава 3. Часть четвертая. Выбывший.
Глава Четвертая. Atari и Индия.
Глава 4. Часть первая. Atari.
Глава 4. Часть вторая. Индия.
Глава 4. Часть третья. В поисках.
Глава 4. Часть четвертая. Раздор.
Глава Пятая. Apple I.
Глава 5. Часть первая. Машины любви и благодати.
Глава 5. Часть вторая. Клуб самодельных компьютеров.
Глава 5. Часть третья. Рождение Apple.
Глава 5. Часть четвертая. Гаражная команда.
Глава Шестая. Apple II.
Глава 6. Часть первая. Всё и сразу.
Глава 6. Часть вторая. Майк Марккула.
Глава 6. Часть третья. Реджис Маккена.
Глава 6. Часть четвертая. Первая презентация.
Глава 6. Часть пятая. Майк Скотт.
Глава Седьмая. Крисанн и Лиза.
Глава 7. Крисанн и Лиза.
Глава Восьмая. Xerox и Лиза.
Глава 8. Часть первая. Другой ребенок.
Глава 8. Часть вторая. Xerox PARC.
Глава 8. Часть третья. “Великие художники крадут”.
Глава Девятая. Дела финансовые.
Глава 9. Часть первая. Акции.
Глава 9. Часть вторая. “Эй, да ты богат!”.
Глава Деcятая. Рождение Mac: Революцию заказывали?
Глава 10. Часть первая. Дитя Джефа Раскина.
Глава 10. Часть вторая. Башни Texaco.
Глава Одиннадцатая. Поле искажения реальности.
Глава 11. Часть первая. Игра по собственным правилам.
Глава Двенадцатая. Дизайн.
Глава 12. Часть первая. Эстетика Баухаус.
Глава 12. Часть вторая. Как Porsche.
Глава Тринадцатая. Создавая Mac.
Глава 13. Часть первая. Соревнование.
Глава 13. Часть вторая. Контроль от начала до конца.
Глава 13. Часть третья. Машины года.
Глава 13. Часть четвертая. Мы будем пиратами!
Глава Четырнадцатая. Появление Скалли.
Глава 14. Часть первая. Ухаживание

8 комментариев

  1. 0

    спасибо, что переводите для нас, безолаборный перевод от корпуса ужасен

  2. 0

    если все-таки перестанете переводить, переведите последний «монолог» стива джобса в конце биографии.

  3. 0

    Что такое «безолаборный»? ))))))

    Кстати, если есть возможность — приведите кто-нибудь пример перевода «от корпуса», не хочется кома в мешке покупать…

  4. 0

    перевод от appleinsider.ru –

    Иногда он мог прийти утром в воскресенье, с удивлением не заставая ее на рабочем месте. Периодически у Кэйр возникали какие-нибудь проблемы. Например, он не одобрил изображение кролика, который представлял собой иконку для повышения скорости нажатия кнопки мыши. Объяснение такому решению было вполне в духе Джобса:
    «Эта иконка выглядит слишком гомосексуально»

    перевод от CORPUS –

    Иногда Стив заходил утром в воскресенье, и Каре старалась в такие дни выходить на работу, чтобы показать ему новые варианты. Бывало, они и спорили. К примеру, Стив отклонил придуманную ею иконку-кролика, обозначавшую ускорение щелчка кнопки мыши: сказал, что пушистый зверек выглядит «слишком весело».

  5. 0

    может AppleInsider выпустить свою электронную книгу?) респект

  6. 0

    Fenix, спасибо за обновление epub 😉

  7. 0

    и еще раз спасибо Евгению за перевод. ждем продолжения

Авторизуйтесь Чтобы оставить комментарий