[Стив Джобс. Биография.] Глава 20. Часть пятая. Романтик.

4

[Стив Джобс. Биография.] Глава 20. Часть пятая. Романтик.Романтик

Во взаимоотношениях с женщинами Джобс мог быть очень романтичным. Он был склонен терять голову от любви, часто откровенничал с друзьями о взлетах и падениях в своих романах и предавался депрессии на публике, когда был вдалеке от своей очередной пассии. Однажды летом 1983 года он посетил скромный ужин в Кремниевой долине с участием Джоан Баэз и сел за столом рядом со студенткой последнего курса Университета Пенсильвании по имени Дженнифер Эган, которая не особо хорошо знала, кто он такой. На тот момент они с Баэз уже поняли, что им не суждено было оставаться вечно молодыми вместе, и Джобс был очарован Эган, которая работала в еженедельной газете Сан-Франциско во время своих летних каникул. Он навел о ней справки, позвонил ей и пригласил в Cafe Jacqueline – небольшое бистро недалеко от Telegraph Hill, специализировавшееся на вегетарианских суфле.


Они встречались в течение одного года, и Джобс часто прилетал на самолете, чтобы встретиться с ней. На мероприятии Macworld в Бостоне он объявил огромной аудитории собравшихся, как сильно ее любит, и поэтому ему нужно было мчаться в аэропорт, чтобы отправиться к своей возлюбленной в Филадельфию. Зрителей очень тронул этот момент. Когда он был в Нью-Йорке, она ехала к нему на поезде, чтобы остановиться вместе с ним в отеле Carlyle или в апартаментах Jay Chiat в Верхнем Ист-Сайде. После этого они ужинали в Cafe Lux¬embourg, несколько раз посещали его квартиру в San Remo, которую он собирался перепланировать, либо же шли в кино или оперу.

Джобс и Эган также часто могли ночами проговорить по телефону несколько часов. Одна из тем их ожесточенных споров была связана с его верой, которая была основана на изучении буддизма. Это обстоятельство делало нежелательными попытки касаться вопросов, связанных с какими-либо материальными благами. Наши потребительские желания нездоровы, говорил он ей, и чтобы достичь просветления, тебе нужно проживать жизнь, основанную на борьбе с привязанностью к материализму. Однажды он даже отправил ей кассету с лекцией его учителя по дзен Кобуна Чино, где тот рассказывал о проблемах, вызванных стремлением человека к обладанию различными вещами. Эган пыталась возражать. Она спрашивала его, не предает ли он свои ценности, создавая компьютеры и другие продукты, которые люди так страстно желают?

«Такие вопросы его раздражали, и мы жарко спорили об этом долгими ночами», вспоминает Эган.

В конце концов гордость Джобса по отношению к создаваемым им предметам возобладала над его верой в то, что люди должны избегать привязанности к материальным вещам. Когда в январе 1984 года вышел в свет Macintosh, Эган гостила в квартире своей матери в Сан-Франциско, проводя там зимние каникулы. Гости, пришедшие однажды вечером к ее матери на ужин, были поражены: Стив Джобс, который в то время неожиданно стал знаменитым, появился в дверях со свежезапакованным Macintosh, после чело проследовал в спальню Эган, чтобы установить его.
Эган была среди тех людей, с которыми Джобс поделился своим предчувствием о том, что жизнь его будет недолгой. Именно по этой причине, как он сам признается, он всегда вел себя очень активно и нетерпеливо. «У него было ощущение срочности всего, что ему нужно было сделать», поздней сказала Эган. Их связь подошла к концу осенью 1984 года, когда Эган дала Джобсу понять, что была еще слишком молода для того, чтобы думать о замужестве.

Спустя некоторое время, как раз когда в начале 1985 года в Apple назревал его конфликт со Скалли, Джобс шел на очередное совещание и остановился у кабинета одного человека, который работал с фондом Apple Foundation, помогавшим некоммерческим организациям с компьютерами. Рядом с ним в кабинете сидела грациозная блондинка, которая сочетала в себе присущую хиппи ауру естественной чистоты и солидные манеры компьютерного консультанта. Имя ее было Тина Редс.

«Это была самая красивая женщина, которую я когда-либо видел», вспоминает Джобс.

На следующий день он позвонил ей и пригласил на ужин. Она отказала ему и сказала, что живет со своим бойфрендом. Несколькими днями поздней он пригласил ее на прогулку в ближайшем парке, и на этот раз она сказала своему молодому человеку, что хочет уйти от него. Тина была очень честным и открытым человеком. После ужина она начала плакать, потому что предчувствовала кардинальные изменения в своей жизни. Так и случилось: через несколько месяцев она уже переехала в немеблированный особняк Джобса в Вудсайде.

«Она была первой женщиной, в которую я по-настоящему влюбился, – поздней говорил Джобс. – У нас с ней была очень тесная связь. Я думаю, что никто больше не поймет меня так хорошо, как понимала меня она»

Редс тоже произошла из неблагополучной семьи, и Джобс разделял с ней боль, связанную с усыновлением. «У нас обоих имелась глубокая рана, происходившая из раннего детства, – вспоминает Редс. – Он сказал мне, что мы изгои, и поэтому мы подходим друг другу». Также они оба были очень импульсивными людьми, склонными к демонстрированию своих чувств на публике. Их выяснения отношений в фойе головного офиса NeXT надолго запомнились сотрудникам. Равно как и ссоры, которые могли происходить в кинотеатрах или на глазах посетителей особняка в Вудсайде. В то же время он постоянно восторгался ее чистотой и естественностью. Такого же мнения придерживалась и рассудительная Джоанна Хоффман, когда обсуждала влечение Джобса к эксцентричной Редс:

«У Стива была склонность внимательно смотреть на уязвимости и неврозы и превращать их в духовные качества людей»

Когда в 1985 году Джобса вытеснили из Apple, Редс ездила с ним в Европу, где он зализывал свои раны. Однажды, стоя на мосту над Сеной, они размышляли об идее (которая была скорее романтичная, чем серьезная) о том, чтобы просто остаться во Франции – возможно, навсегда. Редс этого очень хотелось, но Джобс ее желания не разделял. Он был побит, но по-прежнему полон амбиций.

«Я – это отражение того, что я делаю», сказал он ей.

Она напомнила ему об этом парижском вечере в пронзительном электронном письме, которое она отправила ему двадцать пять лет спустя, когда они уже шли разными дорогами, но все равно сохранили свою духовную связь:

Мы стояли на мосту в Париже летом 1985 года. Небо было покрыто облаками. Мы смотрели на пробегавшую под нами зеленую воду, опершись на гладкие каменные перила. Твой мир был расколот и замер в ожидании преобразований, которые зависели от того, какой выбор ты сделаешь дальше. Мне хотелось бежать от того, что было раньше. Я пыталась уговорить тебя начать со мной новую жизнь в Париже, чтобы избавиться от наших былых «Я» и пропустить через себя что-то новое. Я хотела, чтобы мы переползли через темное ущелье твоего разбитого мира и возродились – новыми и безымянными, проживающими простую жизнь. В ней я бы готовила тебе скромные ужины, мы бы проводили вместе все дни, как дети, играющие в нежную игру, цель которой – сама игра. Мне хотелось бы верить, что ты обдумал все это, прежде чем сказал: «Чем я буду заниматься? Я же не смогу устроиться на нормальную работу». Мне бы хотелось верить, что в тот момент замешательства, прежде чем наше дерзкое будущее еще не заявило на нас свои права, мы смогли прожить вместе нашу жизнь до преклонных лет, в окружении любящих внуков, на ферме на юге Франции, спокойно проводя свои дни, теплые и цельные, как буханки свежего хлеба, и наш мирок был наполнен ароматом терпимости и семейным духом.

В течение пяти лет их роман вспыхивал и угасал вновь. Редс очень не нравилось жить в его практически не меблированном доме в Вудсайде. Чтобы готовить вегетарианскую еду и выполнять дела по дому, Джобс нанял команду стильных молодых людей, которые некогда работали в ресторане Chez Panisse, из-за чего Редс чувствовала себя в его доме незваной гостьей. Время от времени, особенно после ожесточенных спор с Джобсом, она возвращалась в собственную квартиру в Пало Альто.

«Пренебрежение – один из видов оскорбления», написала она однажды на стене коридора, ведущего в их спальню.

Она искренне им восхищалась, но в то же время ее поражало то, каким равнодушным он мог быть. Позднее она вспоминала о том, насколько больно бывает любить человека, который так сильно зациклен на самом себе. Искренне заботиться о человеке, которому, как казалось, было неведомо само понятие заботы, было настоящим адом, которого Редс, как она сама признается, не пожелала бы и врагу.

Между ними было очень много различий. «Если рассматривать их в спектре «добрый-жестокий», то они находились на противоположных полюсах», поздней отметил Херцфилд. Доброта Редс проявлялась как в малых, так и в крупных масштабах: она всегда давала деньги бродягам на улице, добровольно помогала тем, кто (как и ее отец) страдал от психических заболеваний, а также заботилась о Лизе, даже несмотря на то, что с этим отлично справлялась Крисанн. Это качество позволяло ей находиться на близком духовном уровне с Джобсом, но в то же время им периодически было сложно оставаться на одной волне.

«Их отношения были чрезвычайно неспокойными, – вспоминает Херцфилд. – Так как каждый из них был наделен сильным характером, между ними очень часто случались ссоры»

Кроме того, у них имелись философские разногласия относительно того, являлись ли их эстетические вкусы сугубо индивидуальными, как считала Редс, или универсальными с возможностью их прививания другим людям, как был уверен Джобс. Она осуждала его за то, что он был подвержен слишком сильному влиянию движения «Баухаус».

«Стив верил, что наша задача состоит в проповедовании эстетики среди людей, обучении их тому, что они должны любить, – вспоминает она. – Я такой точки зрения не разделяю. Я считаю, что когда мы внимательно слушаем как самих себя, так и окружающих, мы способны определить врожденные вещи, присущие данному человеку»

Когда их роман затянулся, все было уже не так радужно, как раньше. Но когда они расставались, Джобс очень горевал по ней. Наконец, летом 1989 года он предложил ей выйти за него замуж. Редс ему отказала. Как она объяснила своим друзьям, этот брак заставил бы ее окончательно выжить из ума. Она выросла в семье с неспокойной атмосферой, и ее отношения с Джобсом имели с той средой слишком много общего. Они были противоположностями, которые притягивались друг к другу, считала она, но тут же заключала, что такая смесь была уж слишком взрывоопасной.

«Я не смогла бы стать хорошей женой для иконы культа по имени Стив Джобс, – поздней объясняла она. – Во многих аспектах это было бы для меня невыносимо. На личностном уровне я не могла терпеть его жестокости. Мне не хотелось обижать его, но у меня и не было никакого желания стоять рядом с ним и смотреть на то, как он причиняет боль другим людям. Это приносило страдания и опустошение»

После того как они расстались, Редс посодействовала в открытии OpenMind – калифорнийской научной сети, занимавшейся исследованиями в области психиатрии. Однажды в руководстве для психиатров она прочитала о психическом отклонении под названием «синдром нарциссизма» и решила для себя, что Джобс отлично соответствует этим критериям.

«Это очень хорошо объяснило, почему мы с ним так часто ссорились, и я сразу поняла, что ожидать от него проявлений любезности или обуздания его эгоцентризма было равносильно тому, чтобы ждать, когда слепой прозреет, – говорит она. – Это также объяснило некоторые решения, которые он в то время принял в отношении своей дочери Лизы. Я думаю, что вся его проблема состоит в сочувствии, а точнее в отсутствии у него предпосылок к его возникновению»

Впоследствии Редс вышла замуж, родила двоих детей, а затем развелась. Периодически Джобс будет публично тосковать по ней, даже после того как вступит в счастливый брак. А когда он начал свою битву с раком, она вновь появилась в его жизни, чтобы оказать поддержку. Каждый раз, когда Редс вспоминает их роман, это вызывает у нее целую бурю эмоций.

«Несмотря на наши расхождения во взглядах на базовые ценности, сделавшие невозможными отношения, на которые мы надеялись, – сказала он мне. – чувство заботы и любви к нему, которое я ощущала десятилетия назад, никуда не исчезло»

Джобс тоже неожиданно расплакался, когда однажды после обеда сидел в своей гостиной и вспоминал о ней.

«Она была одним из самых чистых людей, которых я знал в своей жизни, – говорил он, а по его щекам струились слезы. – В ней было что-то настолько духовное, и между нами установилась какая-то духовная связь»

Он сказал, что всегда сожалел о том, что у них так ничего и не получилось, и знал, что она тоже испытывает сожаление. Но их союзу не было суждено случиться, и они оба это понимали.

Содержание:
Глава первая. Брошенный и избранный.
Глава 1. Часть первая. Усыновление.
Глава 1. Часть вторая. Кремниевая долина.
Глава 1. Часть третья. Школа.
Глава вторая. Странная парочка: два Стива.
Глава 2. Часть первая. Воз.
Глава 2. Часть вторая. Синяя коробка.
Глава Третья. Выбывший.
Глава 3. Часть первая. Крисанн Бреннан.
Глава 3. Часть вторая. Колледж Рид.
Глава 3. Часть третья. Роберт Фридланд.
Глава 3. Часть четвертая. Выбывший.
Глава Четвертая. Atari и Индия.
Глава 4. Часть первая. Atari.
Глава 4. Часть вторая. Индия.
Глава 4. Часть третья. В поисках.
Глава 4. Часть четвертая. Раздор.
Глава Пятая. Apple I.
Глава 5. Часть первая. Машины любви и благодати.
Глава 5. Часть вторая. Клуб самодельных компьютеров.
Глава 5. Часть третья. Рождение Apple.
Глава 5. Часть четвертая. Гаражная команда.
Глава Шестая. Apple II.
Глава 6. Часть первая. Всё и сразу.
Глава 6. Часть вторая. Майк Марккула.
Глава 6. Часть третья. Реджис Маккена.
Глава 6. Часть четвертая. Первая презентация.
Глава 6. Часть пятая. Майк Скотт.
Глава Седьмая. Крисанн и Лиза.
Глава 7. Крисанн и Лиза.
Глава Восьмая. Xerox и Лиза.
Глава 8. Часть первая. Другой ребенок.
Глава 8. Часть вторая. Xerox PARC.
Глава 8. Часть третья. “Великие художники крадут”.
Глава Девятая. Дела финансовые.
Глава 9. Часть первая. Акции.
Глава 9. Часть вторая. “Эй, да ты богат!”.
Глава Деcятая. Рождение Mac: Революцию заказывали?
Глава 10. Часть первая. Дитя Джефа Раскина.
Глава 10. Часть вторая. Башни Texaco.
Глава Одиннадцатая. Поле искажения реальности.
Глава 11. Часть первая. Игра по собственным правилам.
Глава Двенадцатая. Дизайн.
Глава 12. Часть первая. Эстетика Баухаус.
Глава 12. Часть вторая. Как Porsche.
Глава Тринадцатая. Создавая Mac.
Глава 13. Часть первая. Соревнование.
Глава 13. Часть вторая. Контроль от начала до конца.
Глава 13. Часть третья. Машины года.
Глава 13. Часть четвертая. Мы будем пиратами!
Глава Четырнадцатая. Появление Скалли.
Глава 14. Часть первая. Ухаживание.
Глава 14. Часть вторая. Медовый месяц.
Глава Пятнадцатая. Запуск.
Глава 15. Часть первая. Настоящие художники продают.
Глава 15. Часть вторая. Реклама «1984».
Глава 15. Часть третья. Взрывная шумиха.
Глава 15. Часть четвертая. 24 января 1984 года.
Глава Шестнадцатая. Билл Гейтс и Стив Джобс.
Глава 16. Часть первая. Гейтс и Macintosh.
Глава 16. Часть вторая. Битва за графический интерфейс.
Глава Семнадцатая. Икар. Чем выше взлет…
Глава 17. Часть первая. Лететь высоко.
Глава 17. Часть вторая. …и низко падать.
Глава 17. Часть третья. Тридцатилетие.
Глава 17. Часть четвертая. Исход.
Глава 17. Часть пятая. Весна 1985. Финальная песня.
Глава 17. Часть шестая. Подготовка переворота.
Глава 17. Часть седьмая. Семь дней в мае.
Глава 17. Часть восьмая. Like a Rolling Stone.
Глава Восемнадцатая. NeXT. Освобождение Прометея.
Глава 18. Часть первая. Пираты бросают корабль.
Глава 18. Часть вторая. Сам себе господин.
Глава 18. Часть третья. Тот самый компьютер.
Глава 18. Часть четвертая. Перо вам в помощь.
Глава 18. Часть пятая. IBM.
Глава 18. Часть шестая. Запуск. Октябрь 1988 года.
Глава Девятнадцатая. Pixar. Единство технологий и искусства.
Глава 19. Часть первая. Компьютерное подразделение Lucasfilm.
Глава 19. Часть вторая. Анимация.
Глава 19. Часть третья. «Оловянная игрушка».
Глава Двадцатая. Обычный парень.
Глава 20. Часть первая. Джоан Баэз.
Глава 20. Часть вторая. Джоанна и Мона.
Глава 20. Часть третья. Потерянный отец.
Глава 20. Часть четвертая. Лиза.
Глава 20. Часть пятая. Романтик.

4 комментария

  1. 0

    Классный перевод! Спасибо!

  2. 0

    шикарный перевод.

  3. 0
    Аноним

    Прeкрaсно!

  4. 0

    Спасибо!

Авторизуйтесь Чтобы оставить комментарий