[Стив Джобс. Биография.] Глава 24. Часть вторая. Уход. Бегство от медведя.

1

[Стив Джобс. Биография.] Глава 24. Часть вторая. Уход. Бегство от медведя.

Уход. Бегство от медведя

Итак, Джобс отказался положить конец разговорам Ларри Эллисона о приобретении Apple, после чего втайне продал свои акции и солгал об этом своему боссу. Все это позволило Амелио окончательно заключить, что Джобс направляет на него свои орудия.

«Наконец, я смирился с фактом, что слишком сильно хотел верить в то, что Стив играет в одной команде со мной, – вспоминает Амелио. – Он активно реализовывал планы, направленные на то, чтобы сместить меня с занимаемой должности»

Джобс же в свою очередь не упускал ни одной возможности, чтобы бросить в огород Амелио очередной камень; он просто не мог себя сдерживать. Однако был еще более важный фактор, который способствовал тому, чтобы восстановить совет директоров против Амелио. Финансовый директор Фред Андерсон считал своим личным долгом сохранить в совете Эда Вуларда, а также информировать членов совета о том, в какой тяжелой ситуации находится Apple.

«Именно Фред сообщал мне о том, что мы несем огромные убытки, люди покидают компанию, и многие ключевые руководители тоже подумывают об уходе, – говорил Вулард. – Он объяснил, что наш корабль уже собирался садиться на мель, и что даже он сам думал о том, чтобы покинуть компанию»

Все это еще больше усилило опасения Вуларда, которые вселило в него наблюдение за Амелио, мямлившего что-то невнятное на собраниях акционеров.

Во время июньского заседания совета директоров, на котором Амелио отсутствовал, Вулард рассказал текущим директорам о том, как он видит ситуацию.

«Если мы оставим Гила на посту исполнительного директора, вероятность того, что мы избежим банкротства, составляет 10%, – сказал он. – Если мы уволим его и уговорим Стива занять эту должность, шансы нашего выживания составят 60%. Если мы уволим Гила, но не вернем Стива, а вместо этого займемся поисками нового исполнительного директора на стороне, шансы на выживание составят 40%»

В результате совет дал свое согласие на возвращение Джобса.

Вулард со своей женой полетел в Лондон, где они планировали понаблюдать за теннисным матчем на стадионе Уимблдон. В течение дня он смотрел матчи, а по вечерам уединялся в своем гостиничном номере в Inn on the Park, проводя телефонные переговоры со своими коллегами в Америке, где еще был день. Когда он покидал отель, ему вручили телефонный счет, в котором красовалась сумма 2 000 долларов.

Первым делом Вулард позвонил Джобсу. Он сообщил, что совет директоров собирается уволить Амелио, и он хочет, чтобы Джобс вернулся на пост исполнительного директора. Джобс в крайне агрессивной форме распекал Амелио и настаивал на своем видении того, как должна развиваться Apple. Но внезапно, когда власть была преподнесена ему на блюдечке с голубой каемочкой, он повел себя нерешительно.

«Я буду помогать», сказал он.

«В качестве исполнительного директора?», спросил Вулард.

«Нет», ответил Джобс.

Вулард надавил на него и потребовал хотя бы стать исполняющим обязанности исполнительного директора. В ответ на это Джобс вновь сопротивлялся и бормотал что-то невнятное.

«Я буду советником, – сказал он. – Без заработной платы»

Также он согласился стать членом совета директоров (а этого он уже и так заслужил), но отказался становиться его председателем. «Это все, что я могу предложить на данный момент», сказал он. После того, как начали циркулировать различные слухи, он отправил электронное письмо сотрудникам Pixar, в котором уверял их, что не собирается бросать компанию.

«Три недели назад мне позвонили из совета директоров Apple и попросили, чтобы я вернулся в компанию в должности исполнительного директора, – писал он. – Я отказался. После этого они попросили меня стать председателем совета директоров, и я вновь отказался. Поэтому не волнуйтесь: это просто безумные слухи. Я не планирую уходить из Pixar. Я очень к вам привязан»

Почему же Джобс не захотел сразу брать в свои руки бразды правления? Почему он не решался согласиться на работу, которой страстно желал в течение двадцати лет? Когда я спросил его об этом, он ответил так:

Мы только что провели IPO компании Pixar, и я был очень счастлив, что работаю там исполнительным директором. Я не знал ни одного человека, работавшего исполнительным директором в двух публичных компаниях (пусть даже временно), и даже не был уверен в том, разрешает ли это закон. Я не знал, что мне нужно было делать, и разрывался. С одной стороны я наслаждался тем, что больше времени проводил со своей семьей. С другой – я видел, какой бардак творился в Apple, поэтому в моей голове возник вопрос: хочу ли я отказаться от той прекрасной и спокойной жизни, которая у меня есть сейчас? Что подумают об этом акционеры компании Pixar? Поэтому я разговаривал с людьми, которых я уважал. Наконец, однажды в субботу я позвонил Энди Гроуву примерно в восемь утра, что было слишком рано. Я изложил ему все «за» и «против», но посредине моего монолога он перебил меня и сказал: «Стив, да мне насрать на Apple». Я был поражен. Именно в тот момент я понял, что мне-то уж точно на Apple не насрать. Я основал эту компанию, и она, несомненно, украшает этот мир. Поэтому я решил, что вернусь в компанию в качестве временного сотрудника и помогу ей найти нового исполнительного директора.

Тезис о том, что ему было приятно проводить больше времени с семьей, не выглядел убедительным. Ему никогда не было суждено выиграть приз «Отец года», даже когда у него было много свободного времени. Конечно, в те годы он значительно исправился и уделял больше внимания своим детям, особенно Риду, однако наиболее серьезно он по-прежнему был сосредоточен на работе. Часто он игнорировал своих младших дочерей, а также снова отдалился от старшей дочери Лизы и зачастую вел себя далеко не так, как подобает хорошему мужу.

Так какова же была истинная причина его замешательства, с которым он встретил предложение о захвате власти в Apple? Несмотря на свою целеустремленность и неуемное желание контролировать все и вся, Джобс мог быть чрезвычайно нерешительным и медлительным, если не был в чем-то уверен. Он стремился к совершенству и не всегда успешно мог определить, как можно согласиться на что-то более скромное. Ему не нравилось бороться с трудностями и идти на компромиссы. Все это распространялось как на его продукты и дизайн, так и на мебель в его доме. Кроме того, это распространялось и на его личные обязательства. Если он точно знал, что принятое решение было правильным, его ничто не могло остановить. Но если у него были сомнения, иногда он предпочитал умывать руки и не думать о тех вещах, которые не подходили бы ему безупречно. Так случилось, когда Амелио спросил его о том, какую роль он хотел бы играть в компании. В тот момент Джобс предпочел замолчать и проигнорировать ситуацию, в которой чувствовал себя некомфортно.

Такое отношение частично было основано на его склонности смотреть на мир с двойственных позиций. Человек для него был либо героем, либо болваном, а продукт – либо шедевром, либо дерьмом. Но его могли загнать в угол вещи, которые были более сложными или обладали большим количеством нюансов: женитьба, приобретение дивана, решение о том, чтобы возглавить компанию. Кроме того, он не хотел бы браться за предприятие, обреченное на провал.

«Я думаю, что Стив хотел проанализировать, есть ли вообще какая-либо возможность спасения Apple», сказал Фред Андерсон.

Вулард вместе с советом директоров решил уволить Амелио, даже несмотря на то, что Джобс еще не определился с тем, насколько активную роль он будет играть в рамках должности советника. Амелио собирался ехать на пикник со своей женой, детьми и внуками, когда Вулард позвонил ему из Лондона. «Вам нужно уйти в отставку», открытым текстом заявил ему Вулард. Амелио ответил, что был выбран неподходящий момент для обсуждения этого вопроса, но Вуларду чувствовалось, что ему нужно было проявить настойчивость: «Мы собираемся объявить, что хотим сместить вас». Амелио начал сопротивляться.

«Эд, помнишь, я говорил совету директоров, что мне понадобится три года, чтобы поставить компанию на ноги? – сказал он. – А ведь не прошло даже и половины этого срока»

«Совет решил, что продолжать обсуждать этот вопрос больше не имеет смысла», ответил Вулард.

Амелио спросил его о том, кто знает об этом решении, и Вулард сказал ему правду: весь совет директоров и Джобс.

«Стив был одним из тех, с кем мы говорили на эту тему, – сказал Вулард. – Его позиция состоит в том, что вы являетесь прекрасным человеком, но плохо разбираетесь в компьютерной отрасли»

«С какой стати вы привлекли Стива к принятию решения такого рода? – спросил Амелио, приходя в ярость. – Стив даже не входит в совет директоров! Какого черта он принял участие в этих разговорах?»

Однако Вулард не отступал, и Амелио решил повесить трубку, чтобы продолжить свой семейный пикник и ничего пока не говорить жене об этом известии.

Временами Джобс мог выражать странное сочетание бесцеремонности и неуверенности в себе. Обычно он нисколько не волновался о том, что думают о нем другие люди: он мог вычеркнуть человека из своей жизни без какого-либо желания снова с ним общаться. В то же время иногда он ощущал сильнейшую потребность в том, чтобы объясниться. Поэтому в тот же вечер Амелио, к своему огромному удивлению, поднял трубку и услышал голос Джобса.

«Гил, я просто хочу, чтобы вы знали: сегодня я разговаривал с Эдом по этому вопросу, и мне очень жаль, что все так получилось, – сказал он. – Я хочу, чтобы вы знали, что я не имею абсолютно никакого отношения к этому исходу событий. Это решение принял совет директоров, но совета и рекомендаций они просили у меня»

Он сказал Амелио, что уважает его за то, что он является «самым искренним человеком, которого я когда-либо встречал». Далее он озвучил неожиданный совет, о котором его никто не просил.

«Возьмите паузу на шесть месяцев, – сказал ему Джобс. – Когда меня вышвырнули из Apple, я немедленно вернулся к работе и потом пожалел об этом»

Джобс предложил Амелио свои услуги, если тому когда-либо понравится поддержка или совет. Амелио был поражен, но все же нашел в себе силы пробормотать какие-то слова благодарности. Он повернулся к своей жене и воспроизвел все то, что ему сказал Джобс.

«В некотором отношении мне этот человек по-прежнему нравится, но я ему не верю», сказал он ей.

«Я была абсолютно зачарована Стивом, – ответила она. – И поэтому чувствую себя сейчас полной дурой»

«Поверь, ты не одинока», ответил ей муж.

Стив Возняк, который в тот момент являлся неофициальным советником компании, был в шоке, когда узнал, что Джобс вернулся.

«Это было то, в чем мы нуждались, – сказал он. – Что бы кто ни думал про Стива, уж он-то знает, как вернуть в компанию утраченную магию»

Не удивило его и то, что Джобс с триумфом победил Амелио. Это событие он прокомментировал в интервью журналу Wired следующим образом: «Если Гил Амелио встречается со Стивом Джобсом – игра закончена».

В тот понедельник руководство Apple собралось в конференц-зале. Когда в помещение зашел Амелио, он выглядел спокойным и расслабленным.

«Что ж, с сожалением я вынужден сообщить, что мне пришло время уходить», сказал он.

После него выступал Фред Андерсон, согласившийся стать временным исполнительным директором, и было видно, что его речь была подготовлена под влиянием Джобса. Затем, спустя ровно двенадцать лет после своего изгнания из компании 4 июля, Стив Джобс поднялся на сцену, чтобы выступить перед сотрудниками Apple.

Немедленно стало очевидно, что, независимо от своего желания или нежелания соглашаться с этим (как на публике, так и внутри себя), Джобс обязательно получит всю полноту власти и не будет выполнять функцию простого советника. Как только он вышел в тот день на сцену, одетый в шорты, кроссовки и черную водолазку, он немедленно принялся за возрождение своего любимого предприятия.

«Итак, скажите мне, что с этой компанией не так», сказал он. В зале послышалось невнятное бормотание. «Продукты!», ответил он сам на собственный вопрос. «А что же не так с нашими продуктами?», продолжал он выпытывать у присутствовавших. После череды нерешительных попыток ответить Джобс вмешался и выдал единственно правильный ответ.

«Они – полный отстой! – закричал он. – В них больше нет ни грамма сексуальности!»

Вулард смог уговорить Джобса согласиться с тем, что в рамках свой должности советника он будет действовать очень активно. Джобс одобрил это решение, отметив, что он должен будет «согласиться на сотрудничество с Apple сроком до 90 дней, до тех пор, пока мне не удастся найти для компании нового исполнительного директора». Хитроумная формулировка, которую Вулард использовал в своем предложении, заключалась в том, что Джобс вернулся в компанию «как советник, возглавляющий команду».

Джобс занял небольшой кабинет около комнаты совещаний совета директоров на этаже руководства, умышленно отказавшись поселиться в большом угловом кабинете Амелио. Он активно участвовал во всех аспектах бизнеса: дизайн продуктов, переговоры с поставщиками и даже выбор рекламных агентств. Он считал, что ему было необходимо кардинально сократить убытки, которые несли ключевые топ-менеджеры Apple, и для этого он хотел изменить цену их опционов акций. В то время цена акции Apple находилась на таком низком уровне, что опционы потеряли какую-либо ценность. Джобс хотел снизить цену исполнения, чтобы эти опционы вновь обрели вес. В то время это было хоть и законной, но не совсем предпочтительной корпоративной практикой. В свой первый четверг после возвращения в Apple Джобс провел телефонную конференцию с членами совета директоров и изложил проблему. Директора начали возражать. Он попросили дополнительного времени на проведение финансового исследования того, к чему может привести такой шаг.

«Нужно делать это очень быстро, – сказал Джобс. – Мы теряем хороших людей»

Даже его сторонник Эд Вулард, который возглавлял компенсационный комитет, высказался против. «Мы в DuPont никогда такими вещами не занимались», сказал он.

«Вы вернули меня в компанию, чтобы возродить ее, и люди являются ключевой составляющей», заявил Джобс.

Когда совет предложил провести анализ, на который могло потребоваться два месяца, Джобс взорвался:

«Вы что, рехнулись?! – крикнул он и после продолжительной паузы продолжил. – Ребята, если вам это не нужно, я в понедельник на работу не выйду. Мне еще предстоит принять тысячи решений, которые куда трудней, чем это, и если вы даже такое решение поддержать отказываетесь, то у меня ничего не получится. Поэтому если вы не можете этого сделать, я ухожу. Потом можете винить меня и говорить: «Стив не пришел на работу»

На следующий день, проконсультировавшись с советом директоров, Вулард перезвонил Джобсу. «Мы собираемся одобрить твое предложение, – сказал он. – Но некоторым членам совета оно не по душе. У нас такое ощущение, будто ты приставил пистолет к нашим вискам». Опцион акций руководящего состава (а самому Джобсу ни одной акции не принадлежало) был сброшен до уровня 13,25 доллара, то есть до цены акции на момент увольнения Амелио.

Вместо того чтобы объявить о победе и поблагодарить совет директоров, Джобс продолжал раздражаться по поводу того, что ему приходилось отчитываться перед людьми, которых он не уважал.

«Стоп машина, ничего у нас не выйдет, – сказал он Вуларду. – Эта компания закована в кандалы, и у меня нет времени сюсюкаться с этим советом директоров. Я хочу, чтобы вы все ушли в отставку. В противном случае уйду я, и в понедельник вы меня здесь не увидите»

Единственным человеком, которого Джобс по-прежнему хотел видеть в совете, был Вулард. Большинство членов совета было в шоке. Джобс по-прежнему не решался возвращаться на работу на полный день или перестать быть простым советником. Тем не менее, он чувствовал в себе силы, чтобы добиться их ухода. Печальная правда состояла в том, что в действительности такими полномочиями он не обладал. Директора не могли позволить ему разозлиться и покинуть компанию, но и перспектива продолжения работы в Apple их тоже не прельщала.

«После всего, через что им пришлось пройти, многие с радостью готовы были удалиться», вспоминает Вулард.

И вновь совет директоров пошел на уступки. Просьба у его членов была только одна: разрешить остаться в совете еще одному директору помимо Вуларда. Это было бы не так разрушительно для образа компании. Джобс согласился.

«Это был просто ужасный, чудовищный совет директоров, – поздней сказал он. – Я согласился оставить Эда Вуларда и человека по имени Гарет Чанг, который оказался ни на что не годным. Он был не ужасным директором, а попросту никаким. С другой стороны, Вулард был одним из лучших членов совета директоров, которых я когда-либо видел. Он был принцем – одним из самых внимательных и мудрых людей, которых я когда-либо встречал»

В числе людей, которых призвали сложить свои полномочия, был и Майк Маркулла. Именно он в 1976 году в роли венчурного капиталиста посетил гараж Джобса, с первого взгляда влюбился в кустарный компьютер, стоявший на верстаке, выделил кредит в размере 250 000 долларов и стал третьим партнером в компании с долей, составлявшей одну треть. В течение двух последующих десятилетий он продолжал оставаться в совете директоров, успев увидеть взлеты и закаты множества исполнительных директоров компании. Временами он поддерживал Джобса, а иногда вступал с ним в конфликты. Самым заметный из них произошел в 1985 году, когда в схватке Джобса и Скалли он встал на сторону последнего. И теперь, когда Джобс вернулся, он понял, что ему пора уходить.

Джобс мог быть жестоким и холодным, особенно в отношении людей, которые мешали ему на пути. Однако он мог и выражать сентиментальность в отношении тех, с кем был знаком с самых ранних дней. Конечно же, в эту категорию людей попадал Возняк, даже несмотря на то, что дороги их судеб разошлись. Относился к ним и Энди Херцфилд, а также несколько других членов команды Macintosh. Наконец, еще одним членом этого сообщества был Майк Марккула.

«Я чувствовал, что он меня очень сильно предал, но он был для меня как отец, и я всегда заботился о нем», поздней вспоминал Джобс.

Поэтому когда пришло время сказать Марккуле, что он должен покинуть совет директоров Apple, Джобс приехал в его особняк, выполненный в стиле шале и расположенный среди холмов Вудсайда, чтобы сделать это лично. Как водится, Джобс предложил ему прогуляться, и они направились в рощицу с секвойями, где стоял стол для пикников.

«Он сказал мне, что ему нужен новый совет директоров, чтобы начать все с чистого листа, – сказал Марккула. – Его беспокоило, что я мог воспринять это негативно, и когда я сказал, что не держу зла, он почувствовал облегчение»

Остаток времени они провели за разговорами о том, на чем Apple нужно будет сосредоточить свое внимание в будущем. Джобс имел огромное желание построить компанию, которая прослужит долго, и он спросил у Марккулы о том, имеется ли у него какая-нибудь формула. Марккула ответил, что долговечные компании умеют изобретать себя заново. Например, этим постоянно занималась компания Hewlett-Packard: сначала они были поставщиками измерительных приборов, затем калькуляторов, а в конечном итоге – компьютеров.

«Microsoft отодвинул Apple на обочину рынка ПК, – сказал Марккула. – Тебе нужно вновь изобрести компанию, которая будет производить что-то иное для рынка потребительских продуктов и устройств. Ты должен быть как бабочка, которая переживает метаморфозу»

Джобс был немногословен, но с этими словами он полностью соглашался.

Старый совет директоров собрался на заседание в конце июля, чтобы официально оформить решение о своем расформировании. Вулард, в котором любезности было столько же, сколько в Джобсе дерзости, был несколько обескуражен, когда увидел Джобса, заявившегося на заседание в джинсах и кроссовках. Он начал беспокоиться о том, что сейчас Джобс начнет отчитывать ветеранов совета за то, что они довели компанию до такого плачевного состояния. Но Джобс встретил собравшихся весьма дружелюбно, бодро заявив:

«Всем привет!»

Они немедленно приступили к делу и проголосовали за то, чтобы одобрить отставки, избрать Джобса в совет директоров и поручить Вуларду и Джобсу найти новых членов совета.

Первым, что неудивительно, Джобс пригласил на работу Ларри Эллисона. Последний сказал, что с удовольствием войдет в совет директоров, но тут же оговорился, что терпеть не может посещать собрания. Джобс сказал, что его устроит, если он будет посещать хотя бы половину из них. Через некоторое время Эллисон начал пропускать заседания и ходить только на каждое третье. В ответ на это Джобс взял его фотографию с обложки журнала Business Week, увеличил ее до натурального размера, распечатал на листе картона и поставил на его кресло.

Джобс также привел в команду Билла Кемпбела, который в начале 1980-х управлял отделом маркетинга Apple и оказался не у дел после конфликта между Джобсом и Скалли. Кемпбел тогда встал на сторону Скалли, но вскоре его отношение к нему настолько сильно испортилось, что Джобс его простил. В тот момент он занимал должность исполнительного директора компании Intuit и являлся приятелем Джобса.

«Однажды мы сидели в заднем дворике его дома, – вспоминает Кемпбел, который проживал в Пало Альто в нескольких кварталах от Джобса. – И он сказал, что возвращается в Apple и хочет, чтобы я вошел в совет директоров. Я сказал: «Бл**ь, да конечно я согласен!»

Кемпбел успел побывать тренером команды по американскому футболу в Колумбии, и его главный талант, по словам Джобса, заключался в «умении добиваться от игроков класса B уровня игры игроков A». Джобс сказал ему, что в Apple ему придется иметь дело с игроками класса A.

Вулард посодействовал в том, чтобы включить в совет Джерри Йорка, который успел поработать финансовым директором в компаниях Chrysler и IBM. Другие кандидатуры были рассмотрены, а затем отвергнуты Джобсом. В их числе была Мег Уитман, которая в то время возглавляла подразделение Playskool компании Hasbro и занималась стратегическим планированием в Disney. Кстати, в 1998 году она заняла пост исполнительного директора eBay, а также безуспешно баллотировалась в губернаторы Калифорнии. С годами Джобс сможет привести в совет директоров Apple несколько сильных и авторитетных лидеров, в числе которых бывший вице-президент США Эл Гор, Эрик Шмидт из Google, Арт Левинсон из Genentech, Микки Дрекслер из Gap и J. Crew, а также Андреа Юнг из Avon. Он всегда следил за тем, чтобы они были максимально лояльны, даже в тех ситуациях, когда он допускал ошибки. Несмотря на свое солидное положение, казалось, что они периодически были зачарованы или запуганы Джобсом и поэтому стремились сделать так, чтобы он был доволен.

В какой-то момент он пригласил в совет директоров Артура Левитта, бывшего председателя Комиссии США по ценным бумагам и биржам. Левитт, который купил свой первый Macintosh в 1984 году и с гордостью считал себя «зависимым» от продукции Apple, был вне себя от радости. С воодушевлением он посетил Купертино, где обсудил с Джобсом ту роль, которую он будет выполнять. Но затем Джобс прочел речь о корпоративном управлении, с которой однажды выступил Левитт и в которой говорилось, что советы директоров должны играть сильную и независимую роль. После прочтения Джобс позвонил Левитту и сообщил, что отзывает свое приглашение.

«Артур, я не думаю, что бы будешь счастлив в нашем совете директоров, и я считаю, что будет лучше, если мы не станем тебя приглашать, – вспоминает Левитт слова Джобса. – Если говорить откровенно, я думаю, что некоторые вопросы, которые поднял, могут быть приемлемы в других компаниях, но к культуре Apple они просто неприменимы»

Поздней Левитт писал:

«Я оказался на лопатках… Для меня стало очевидно, что совет директоров Apple не был предназначен для того, чтобы действовать независимо от исполнительного директора».

Содержание:
Глава первая. Брошенный и избранный.
Глава 1. Часть первая. Усыновление.
Глава 1. Часть вторая. Кремниевая долина.
Глава 1. Часть третья. Школа.
Глава вторая. Странная парочка: два Стива.
Глава 2. Часть первая. Воз.
Глава 2. Часть вторая. Синяя коробка.
Глава Третья. Выбывший.
Глава 3. Часть первая. Крисанн Бреннан.
Глава 3. Часть вторая. Колледж Рид.
Глава 3. Часть третья. Роберт Фридланд.
Глава 3. Часть четвертая. Выбывший.
Глава Четвертая. Atari и Индия.
Глава 4. Часть первая. Atari.
Глава 4. Часть вторая. Индия.
Глава 4. Часть третья. В поисках.
Глава 4. Часть четвертая. Раздор.
Глава Пятая. Apple I.
Глава 5. Часть первая. Машины любви и благодати.
Глава 5. Часть вторая. Клуб самодельных компьютеров.
Глава 5. Часть третья. Рождение Apple.
Глава 5. Часть четвертая. Гаражная команда.
Глава Шестая. Apple II.
Глава 6. Часть первая. Всё и сразу.
Глава 6. Часть вторая. Майк Марккула.
Глава 6. Часть третья. Реджис Маккена.
Глава 6. Часть четвертая. Первая презентация.
Глава 6. Часть пятая. Майк Скотт.
Глава Седьмая. Крисанн и Лиза.
Глава 7. Крисанн и Лиза.
Глава Восьмая. Xerox и Лиза.
Глава 8. Часть первая. Другой ребенок.
Глава 8. Часть вторая. Xerox PARC.
Глава 8. Часть третья. “Великие художники крадут”.
Глава Девятая. Дела финансовые.
Глава 9. Часть первая. Акции.
Глава 9. Часть вторая. “Эй, да ты богат!”.
Глава Деcятая. Рождение Mac: Революцию заказывали?
Глава 10. Часть первая. Дитя Джефа Раскина.
Глава 10. Часть вторая. Башни Texaco.
Глава Одиннадцатая. Поле искажения реальности.
Глава 11. Часть первая. Игра по собственным правилам.
Глава Двенадцатая. Дизайн.
Глава 12. Часть первая. Эстетика Баухаус.
Глава 12. Часть вторая. Как Porsche.
Глава Тринадцатая. Создавая Mac.
Глава 13. Часть первая. Соревнование.
Глава 13. Часть вторая. Контроль от начала до конца.
Глава 13. Часть третья. Машины года.
Глава 13. Часть четвертая. Мы будем пиратами!
Глава Четырнадцатая. Появление Скалли.
Глава 14. Часть первая. Ухаживание.
Глава 14. Часть вторая. Медовый месяц.
Глава Пятнадцатая. Запуск.
Глава 15. Часть первая. Настоящие художники продают.
Глава 15. Часть вторая. Реклама «1984».
Глава 15. Часть третья. Взрывная шумиха.
Глава 15. Часть четвертая. 24 января 1984 года.
Глава Шестнадцатая. Билл Гейтс и Стив Джобс.
Глава 16. Часть первая. Гейтс и Macintosh.
Глава 16. Часть вторая. Битва за графический интерфейс.
Глава Семнадцатая. Икар. Чем выше взлет…
Глава 17. Часть первая. Лететь высоко.
Глава 17. Часть вторая. …и низко падать.
Глава 17. Часть третья. Тридцатилетие.
Глава 17. Часть четвертая. Исход.
Глава 17. Часть пятая. Весна 1985. Финальная песня.
Глава 17. Часть шестая. Подготовка переворота.
Глава 17. Часть седьмая. Семь дней в мае.
Глава 17. Часть восьмая. Like a Rolling Stone.
Глава Восемнадцатая. NeXT. Освобождение Прометея.
Глава 18. Часть первая. Пираты бросают корабль.
Глава 18. Часть вторая. Сам себе господин.
Глава 18. Часть третья. Тот самый компьютер.
Глава 18. Часть четвертая. Перо вам в помощь.
Глава 18. Часть пятая. IBM.
Глава 18. Часть шестая. Запуск. Октябрь 1988 года.
Глава Девятнадцатая. Pixar. Единство технологий и искусства.
Глава 19. Часть первая. Компьютерное подразделение Lucasfilm.
Глава 19. Часть вторая. Анимация.
Глава 19. Часть третья. «Оловянная игрушка».
Глава Двадцатая. Обычный парень.
Глава 20. Часть первая. Джоан Баэз.
Глава 20. Часть вторая. Джоанна и Мона.
Глава 20. Часть третья. Потерянный отец.
Глава 20. Часть четвертая. Лиза.
Глава 20. Часть пятая. Романтик.
Глава Двадцать Первая. Дела семейные.
Глава 21. Часть первая. Лорин Пауэлл.
Глава 21. Часть вторая. Свадьба. 18 марта 1991 года.
Глава 21. Часть третья. Семейное гнездышко.
Глава 21. Часть четвертая. Лиза возвращается в семью.
Глава 21. Часть пятая. Дети.
Глава Двадцать Вторая. «История игрушек».
Глава 22. Часть первая. Джефри Катценберг.
Глава 22. Часть вторая. Снято!
Глава 22. Часть третья. В бесконечность!
Глава Двадцать Третья. Второе пришествие.
Глава 23. Часть первая. Наперекосяк.
Глава 23. Часть вторая. Падающее «Яблоко».
Глава 23. Часть третья. Несмелые шаги в направлении Купертино.
Глава Двадцать Четвертая. Возрождение.
Глава 24. Часть первая. Ожидание за кулисами.
Глава 24. Часть вторая. Уход. Бегство от медведя.

1 комментарий

  1. 0
    Сергей Климов

    «…я не думаю, что бы будешь счастлив…» — Microsoft way, я разумею? Блин, может, для начала поменяете клавиатуру?

Авторизуйтесь Чтобы оставить комментарий