[Стив Джобс. Биография.] Глава 12. Часть вторая. Как Porsche.

7
Книга «Стив Джобс». Автор Уолтер Айзексон. Переведено специально для www.appleinsider.ru

[Стив Джобс. Биография.] Глава 12. Часть вторая. Как Porsche.Как Porsche

Джеф Раскин представлял себе Macintosh в виде внушительных размеров дипломата, в крышку которого была встроена клавиатура, расположенная напротив экрана. Когда проект взял под свое крыло Джобс, он решил принести портативность в жертву запоминающемся дизайну, но при этом не хотел, чтобы машина занимала много места на рабочем столе. Он швырнул на стол телефонную книгу и заявил, повергнув в шок инженеров, что площадь нижней поверхности компьютера не должна превышать площадь этой книги. И команда дизайнеров во главе с Джерри Маноком и Терри Оямой начала разрабатывать конструкцию, в рамках которой дисплей располагался в верхней части корпуса компьютера, а клавиатура была съемной.

Однажды в марте 1981 года Энди Херцфилд вернулся в офис с ужина и увидел, как Джобс порхает над прототипом Mac вместе с директором отдела креативных служб Джеймсом Феррисом. «Нам нужно придать ему классический облик, который никогда не выйдет из моды, как у Volkswagen Beetle», сказал Джобс. От своего отца он унаследовал любовь к контурам классических автомобилей.

 «Нет, это неправильно, – возражал Феррис. – Нужны более соблазнительные линии, как у Ferrari»

«Ferrari не пойдет, «Жук» тоже, – парировал Джобс. – Пусть он будет таким, как Porsche!»

Кстати, в то время у Джобса был автомобиль Porsche 928, и когда у Билла Аткинсона был выходной, Джобс катал его на этой машине, чтобы дать ему возможность насладиться ее великолепием. «Великое искусство растягивает вкус, а не подстраивается под вкусы», говорил он тогда Аткинсону. Не менее сильно он восхищался и маркой Mercedes.

«За долгие годы им удалось сделать линии плавней, но детали стали более яркими, – сказал он однажды, прогуливаясь вокруг парковки. – Именно это нам нужно сделать с Macintosh»

Ояма набросал предварительный эскиз компьютера и изготовил первую гипсовую модель. На церемонии сбрасывания с модели покрывала собралась вся команда Mac, которой было предложено выразить свои мнения. Херцфилд назвал модель «симпатичной». Другие также остались довольны увиденным. Лишь Джобс разразился яростной критикой:

«Он слишком угловатый, надо добавить в него изогнутых линий. Радиус первой выемки нужно увеличить, а размеры фаски меня совсем не устраивают»

Блистая новоприобретенным знанием жаргона промышленных дизайнеров, Джобс таким образом хотел описать недостатки угловых и изогнутых краев боковой части компьютера. Но затем он все же позволил себе сдержанный комплимент:

«Это ведь только начало»

Примерно раз в месяц Манок и Ояма демонстрировали новую версию прототипа, в которой учитывались поступавшие критические замечания Джобса. Последняя гипсовая модель уже почти ничем не походила на первоначальную, причем все предыдущие версии не выбрасывались, а выстраивались в ряд неподалеку. Это не только помогало разработчикам анализировать ход эволюции, но и не давало Джобсу повода упрекнуть их в том, что его предыдущие пожелания не были учтены.

«Когда была готова четвертая модель, я едва мог отличить ее от третьей, – говорит Херцфилд. – Но Стив всегда подходил к дизайну более скрупулезно и высказывал свое восхищение или раздражение по поводу деталей, которые я с трудом мог разглядеть»

Однажды на выходных Джобс зашел в магазин Macy’s в Пало Альто и вновь провел много времени, изучая бытовые приборы, в особенности марки Cuisinart. В понедельник он зашел в офис Mac, попросил купить кофеварку из вышеупомянутого магазина и составил новый перечень пожеланий, вдохновившись ее линиями и изгибами.

Джобс упорно настаивал на том, чтобы машина выглядела дружелюбно по отношению к пользователю. В результате получилось так, что компьютер стал напоминать человеческое лицо. Благодаря тому, что дисковод вмонтировали под экраном, устройство стало выше и ỳже большинства других компьютеров и походило на голову человека. Углубление около основания напоминало изящный подбородок, к тому же Джобс решил сузить полоску пластика в верхней части корпуса, чтобы она не походила на лоб неандертальца, который делал модель Lisa малопривлекательной. В патенте на дизайн корпуса Apple помимо Стива Джобса также присутствовали Манок и Ояма.

«И хотя Стив лично ни одну из этих линий не нарисовал, его вдохновение помогло сделать дизайн именно таким, какой он получился, – поздней сказал Ояма. – Честно говоря, мы и понятия не имели, что означает слово «дружелюбный» в отношении компьютера, пока Стив нам не объяснил»

Джобс также был одержим тем, как все должно выглядеть на экране. Однажды Билл Аткинсон ворвался в офис в башне Texaco и заинтриговал всех коллег, объявив, что разработал блестящий алгоритм, который позволял быстро рисовать на экране круги и овалы. Математические вычисления, необходимые для создания окружностей, обычно предполагали извлечение квадратного корня, которое микропроцессор 68000 просто не поддерживал. Но Аткинсон обошел это препятствие, найдя решение, которое было основано на том, что сумма последовательности нечетных чисел дает последовательность идеальных квадратов (например, 1 + 3 = 4; 1 + 3 + 5 = 9 и т.д.). Херцфилд вспоминает, что когда Аткинсон провел эту демонстрацию, она впечатлила всех за исключением Джобса.

«Что ж, круги и овалы – это хорошо, – сказал он. – Но как насчет рисования прямоугольников с закругленными углами?»

«Я не думаю, что нам это нужно, – сказал Аткинсон и объяснил, что выполнить это будет почти невозможно. – Я хотел сохранить программы обработки графических данных простыми и ограничить их до примитивных операций, которые действительно требуют выполнения»

«Но прямоугольники с закругленным углами есть везде! – сказал Джобс, вскочив со стула. – Взгляни на эту комнату (он указал на офисную доску, столешницу и другие прямоугольные предметы с закругленными углами). А теперь посмотри за окно, там они практически кругом, куда только ни глянешь!»

После этого он вытащил Аткинсона на прогулку, в ходе которой непрерывно указывал ему на окна автомобилей, рекламные плакаты и дорожные знаки.

«В пределах трех кварталов мы нашли семнадцать примеров, – вспоминает Джобс. – Я указывал ему на них постоянно, пока полностью не убедил его»

«И когда мы, наконец, дошли до знака «Стоянка запрещена», я сказал: «Ну хорошо, я сдаюсь. Нам нужен прямоугольник с закругленными углами в качестве примитивной задачи», – вспоминает Херцфилд. – На следующий день после обеда Билл вернулся в башни Texaco, и на его лице была широкая улыбка. Он продемонстрировал нам, как ему удалось с ошеломительной скоростью рисовать прямоугольники с красивыми закругленными углами».

В результате диалоговые и другие окна в пользовательском интерфейсе Mac и Lisa, а также почти на всех остальных появившихся поздней компьютерах, выглядели как прямоугольники с закругленными углами.

Посещая занятия по каллиграфии в Риде, Джобс научился разбираться в начертании шрифтов со всеми их наклонами, пропорциональными отступами, «серифами» и «сансерифами». «Когда мы разрабатывали первый компьютер Macintosh, мне пригодились все эти знания», вспоминал он поздней. Поскольку Mac имел растровый экран, можно было использовать богатое разнообразие шрифтов, варьирующихся от элегантных до комичных, и прорабатывать их на экране пиксель за пикселем.

Чтобы разработать эти шрифты, Херцфилд привлек Сюзан Кэйр, свою однокурсницу из Филадельфии. Шрифты они назвали в честь остановок, мимо которых нужно было проезжать на пригородной электричке в Филадельфию: Overbrook, Merion, Ardmore и Rosemont. Джобс был просто заворожен этим процессом. Однажды он подошел и начал брюзжать по поводу названий шрифтов. Ему не понравилось, что эти были «названия маленьких городков, о которых никто не слыхивал». «Это должны быть города мирового класса!», заявил он, и шрифты были переименованы в Chicago, New York, Geneva, London, San Francisco, Toronto и Venice.

Марккула и еще несколько коллег отнеслись к страсти Джобса к полиграфии куда более сдержанно.

«Его знания в области шрифтов были поразительными, и он настаивал на том, чтобы всюду были великолепные шрифты, – вспоминает Марккула. – А я продолжал спрашивать его: «Шрифты?! Разве у нас нет более важных занятий?»

В действительности же богатый ассортимент шрифтов Macintosh, дополненный возможностями лазерной печати и богатым набором графических инструментов, поспособствовал зарождению отрасли настольных издательских систем и впоследствии смог обеспечить Apple дополнительной прибылью. Также все это позволило самым простым людям, от студентов-журналистов до мам, пишущих письма в родительский комитет, получить доступ к знаниям о шрифтах, которые ранее были известны лишь печатникам, редакторам и другим запачканным чернилами труженикам.

Кэйр также занималась разработкой иконок, в числе которых корзина для удаленных файлов, и помогала создавать графический интерфейс. Ей удалось найти общий язык с Джобсом, поскольку они оба имели инстинкт к упрощению и в то же время хотели сделать Mac ярким и запоминающимся.

«Обычно он заходил ко мне в конце каждого дня, – говорит она. – Он всегда был в курсе последних новостей и обладал безупречным вкусом и вниманием к зрительным деталям»

 Иногда он мог прийти утром в воскресенье, с удивлением не заставая ее на рабочем месте. Периодически у Кэйр возникали какие-нибудь проблемы. Например, он не одобрил изображение кролика, который представлял собой иконку для повышения скорости нажатия кнопки мыши. Объяснение такому решению было вполне в духе Джобса:

«Эта иконка выглядит слишком гомосексуально»

Не меньше внимания Джобс уделял панелям с заголовками окон и документов. Он заставлял Аткинсона и Кэйр снова и снова переделывать их, поскольку внешний вид панелей ему категорически не нравился. Его не устраивали панели заголовков в Lisa, потому что были слишком темными и грубыми. Ему хотелось, чтобы на Mac панели имели тонкие полоски и более плавные контуры. «Кажется, мы успели перебрать около двадцати различных вариантов дизайна панелей заголовков, прежде чем Стив одобрил результат», вспоминает Аткинсон. В то время Кэйр и Аткинсон жаловались на то, что Джобс заставлял их тратить слишком много времени на такие незначительные мелочи, хотя у них были дела и поважней.

«Представьте себе, что вы будете смотреть на все это каждый день! – кричал он. – Это не просто мелочь! Мы должны с самого начала все сделать правильно!»

Крис Эспиноза нашел способ, как можно удовлетворить запросы Джобса в сфере дизайна и обуздать его стремление контролировать все и вся. Эспиноза был другом Возняка еще с «гаражных» времен, которого Джобс уговорил уйти из университета Беркли, мотивировав это тем, что возможность поучиться у него еще появится, но шанса поработать над Mac у него не будет никогда. Эспиноза решил спроектировать программу-калькулятор для этого компьютера.

«Мы все собрались, посмотрели, как Крис демонстрировал свой калькулятор Стиву, а затем затаили дыхание в ожидании реакции последнего», вспоминает Херцфилд»

«Конечно, это только начало, – сказал Джобс. – Но в целом это никуда не годится. Цвет фона слишком темный, некоторые линии имеют неверную толщину, а кнопки слишком большие»

Каждый день Эспиноза пытался усовершенствовать свою разработку в соответствии с пожеланиями Джобса, но каждый раз Стив находил очередной повод для критики. Наконец, однажды после обеда, когда вновь пришел Джобс, Экспиноза предложил свежее решение – «Набор для самостоятельного создания калькулятора имени Стива Джобса». Набор позволял пользователю настроить внешний вид калькулятора, изменяя толщину линий, размера кнопок, тени, цвет фона, а также другие атрибуты. Вместо того чтобы просто рассмеяться, Джобс немедленно начал подбирать внешний вид калькулятора, который бы полностью подходил его вкусу. Спустя примерно десять минут он получил то, чего ему хотелось. Неудивительно, что именно этот вариант дизайна был использован в готовой версии Mac и оставался стандартом в течение пятнадцати лет.

Хотя основное внимание Джобса было сосредоточено на Macintosh, он хотел разработать целостный язык дизайна для всех продуктов Apple. Для этого он объявил конкурс по выбору дизайнера мирового класса, который должен будет стать для Apple тем, чем стал Дитер Рамс для компании Braun. Проект проходил под кодовым наименованием Snow White («Белоснежка»), и не в связи с цветовыми предпочтениями, а потому что готовящиеся к разработке продукты должны были быть названы в честь семи гномов. Победителем стал Гельмут Эсслингер – немецкий дизайнер, которому обязаны своим обликом телевизоры Sony Trinitron. Джобс вылетел в баварское местечко Шварцвальд, чтобы встретиться с дизайнером, и был впечатлен не только страстью Эсслингера к совершенству, но и его одухотворенной манере вождения его Mercedes на скорости, приближавшейся к 200 километрам в час.

Хотя Эсслингер был немцем, он предложил «добавить в ДНК Apple ген «рожден в Америке», который обеспечит компании «калифорнийский аромат», вдохновленный «Голливудом, музыкой, некоторой степенью бунтарства и естественной сексуальностью». Его руководствующий принцип звучал так: «Форма движет эмоцию». Это была игра слов, основанная на максиме о том, что форма движет функциональность. Он создал сорок моделей для демонстрации в качестве концептов, и когда Джобс увидел их, он воскликнул:

«Вот то, что нам нужно!»

Модели Snow White обладали закругленными корпусами белого цвета, а также линиями тонких разрезов, служивших одновременно для вентиляции и для декоративных целей. Джобс предложил Эсслингеру контракт при условии, что тот переедет в Калифорнию. Они ударили по рукам, и, как позднее Эсслингер описал в своей не слишком скромной манере, «это рукопожатие положило начало одному из самых важных партнерств в истории промышленного дизайна». Компания Эсслингера под названием frogdesign была открыта в Пало Альто в середине 1983 года и каждый год подписывала контракт стоимостью 1,2 миллиона долларов на работу с Apple. С тех пор каждый продукт компании Apple стал украшаться гордой надписью «Designed in California».

От своего отца Джобс научился тому, что важным признаком любви к своему ремеслу является стремление сделать прекрасными даже те детали, которые скрыты от глаза. Одним из самых экстремальных и показательных применений такой философии стало его желание сделать максимально привлекательной монтажную плату, к которой были припаяны чипы и другие внутренние компоненты Macintosh. Хотя ни один потребитель этих деталей не увидит, Джобс все равно уделял самое серьезное внимание эстетической составляющей процесса.

«Эта деталь выглядит прекрасно, – говорил он. – Но взгляните на чипы памяти. Они же ужасны: линии расположены слишком близко друг к другу»

Один из инженеров перебил его и спросил, почему это должно иметь значение:

«Ведь важно же только то, как это все работает. Никто же не будет разбирать компьютер и разглядывать его монтажную плату»

Ответ Джобса был типичен для него:

«Я хочу, чтобы плата была настолько красива, насколько это возможно, даже несмотря на то, что она находится внутри коробки. Великий плотник не будет вставлять низкокачественную древесину в заднюю часть шкафа, только потому что она скрыта от взора»

В своем интервью, которое Джобс дал несколько лет спустя после выхода Macintosh, он вновь повторил урок, который усвоил от своего отца:

«Если ты хороший плотник и делаешь красивую тумбочку, ты не будешь прибивать сзади фанеру, даже несмотря на то, что задняя часть повернута к стене, и никто ее не видит. Ты будешь хорошо спать ночью, только если тебе удалось воплотить в своем произведении эстетическую красоту и качество».

От Майка Марккулы он научился тому, насколько важна упаковка и преподнесение продукта. Люди часто встречают по одежке, и поэтому упаковка Macintosh сияла яркими красками. Разумеется, желаемый результат он получил далеко не сразу.

«Он заставлял ребят переделывать ее раз пятьдесят, – вспоминает Алейн Россман, член команды Mac, который впоследствии женился на Джоанне Хоффман. – Все знали, что после того как покупатель распакует коробку, он выбросит ее на помойку, но мы с одержимостью занимались поиском самого удачного варианта дизайна»

 По мнению Россмана, это было за пределами здравого смысла: огромные деньги вкладывались в дорогую упаковку, в то время как на чипах памяти пытались экономить. Но для Джобса, пытавшегося сделать из Macintosh новое чудо света, была важна каждая мелочь.

Когда работа над дизайном была закончена, Джобс созвал всю команду Macintosh, чтобы провести церемонию. «Настоящие художники подписывают свои работы», сказал он. Он достал лист чертежной бумаги и ручку Sharpie, после чего попросил каждого написать свое имя. После этого их подписи были выгравированы внутри каждого «Макинтоша». Никто их не видел, но члены команды знали, что их подписи находятся внутри компьютера. Также они знали, что внутренности этой машины по своей красоте не уступали ее внешнему виду. Джобс зачитал все эти имена вслух, первым из них был Баррел Смит. Джобс назвал поименно всех членов команды, которых было сорок шесть человек. В самом центре листа он нашел свободное место и написал свое имя буквами нижнего регистра. После этого он открыл бутылку шампанского и произнес тост.

«В такие моменты он давал нам шанс почувствовать себя настоящими художниками», вспоминает Аткинсон.

Содержание:
Глава первая. Брошенный и избранный.
Глава 1. Часть первая. Усыновление.
Глава 1. Часть вторая. Кремниевая долина.
Глава 1. Часть третья. Школа.
Глава вторая. Странная парочка: два Стива.
Глава 2. Часть первая. Воз.
Глава 2. Часть вторая. Синяя коробка.
Глава Третья. Выбывший.
Глава 3. Часть первая. Крисанн Бреннан.
Глава 3. Часть вторая. Колледж Рид.
Глава 3. Часть третья. Роберт Фридланд.
Глава 3. Часть четвертая. Выбывший.
Глава Четвертая. Atari и Индия.
Глава 4. Часть первая. Atari.
Глава 4. Часть вторая. Индия.
Глава 4. Часть третья. В поисках.
Глава 4. Часть четвертая. Раздор.
Глава Пятая. Apple I.
Глава 5. Часть первая. Машины любви и благодати.
Глава 5. Часть вторая. Клуб самодельных компьютеров.
Глава 5. Часть третья. Рождение Apple.
Глава 5. Часть четвертая. Гаражная команда.
Глава Шестая. Apple II.
Глава 6. Часть первая. Всё и сразу.
Глава 6. Часть вторая. Майк Марккула.
Глава 6. Часть третья. Реджис Маккена.
Глава 6. Часть четвертая. Первая презентация.
Глава 6. Часть пятая. Майк Скотт.
Глава Седьмая. Крисанн и Лиза.
Глава 7. Крисанн и Лиза.
Глава Восьмая. Xerox и Лиза.
Глава 8. Часть первая. Другой ребенок.
Глава 8. Часть вторая. Xerox PARC.
Глава 8. Часть третья. “Великие художники крадут”.
Глава Девятая. Дела финансовые.
Глава 9. Часть первая. Акции.
Глава 9. Часть вторая. “Эй, да ты богат!”.
Глава Деcятая. Рождение Mac: Революцию заказывали?
Глава 10. Часть первая. Дитя Джефа Раскина.
Глава 10. Часть вторая. Башни Texaco.
Глава Одиннадцатая. Поле искажения реальности.
Глава 11. Часть первая. Игра по собственным правилам.
Глава Двенадцатая. Дизайн.
Глава 12. Часть первая. Эстетика Баухаус.
Глава 12. Часть вторая. Как Porsche.

7 комментариев

  1. 0
    kto? kto? kto?

    Плеткой бил и добился результата.

  2. 0

    Все главы в epub + исправленная 11 глава
    http://ifolder.ru/27244542

  3. 0
    Oleg Orlovski

    уже вышла русская версия? где можно скачать?

  4. 0

    А правда внутри каждого Мака выгравированы подписи членов команды?

Авторизуйтесь Чтобы оставить комментарий